Правдой будет сказать

Содержание

УКРЕПЛЕНИЕ ВЕРЫ

 

 Память на всю жизнь сохранила встречу с прозорливым старцем. То есть с человеком, которому Господь открывает не только душевное состояние, но и мысли собеседника. Это случилось незадолго до моего перехода в монастырь. Помню, что я еще никому не открывал своего сокровенного желания, продолжая мысленно взвешивать все "за" и "против" этого решающего жизненного шага. Конечно, рядом было достаточно примерных молитвенников и даже старцев, ведь я учился тогда в Духовной семинарии в Троице-Сергиевой Лавре, у которых можно было бы спросить совета. Но, говорят, не бывает пророка в своем отечестве, хотя в Сергиеву Лавру и по сей день стекаются тысячи страждущих и многие получают благодатную помощь. Но я с друзьями-студентами решил поехать довольно далеко к известному старцу. Жил он в одном из немногих открытых тогда монастырей.

Нас было четверо, и интересно, что духовные свои проблемы мы друг другу не открывали, а ехали будто бы в паломничество по святым местам. Помолившись несколько дней в монастыре, поговев и причастившись, мы как будто осуществили намеченный план. Старца посещали несколько раз вместе, некоторые из нас ходили потом и для индивидуальной беседы, но и после поездки друг другу ничего не рассказывали. Объясняется это скорее всего тем, что это была сугубо мужская компания, и свои чувства и впечатления каждый прятал глубоко и незаметно.

Не знаю, как это получилось, но я так и не нашел времени, а скорее всего мужества, побеседовать со старцем с глазу на глаз о своих планах на будущее. Исповедовался я у служащего иеромонаха, как и положено паломнику, тщательно, но одно дело - покаяние в грехах, что и было осуществлено, и совсем другое дело - испрашивание совета на будущую жизнь. Так или иначе, но пришел день отъезда, а на вопросы свои, их было три, так и не получил я ответа. В душе я укорял себя за робость, но пришло время, и мы все вместе пошли прощаться к старцу.

Я уже оправдывал себя, что смогу задать эти три вопроса и в другой раз, так как старца я знал хорошо и бывал у него неоднократно, когда он повел неспешную прощальную беседу с нами. Говорил он долго, и мы внимательно слушали. Это были благочестивые размышления о разных моментах истории, прожитой нашей страной.

Но вот после небольшой паузы старец вдруг сменил тему и стал четко отвечать на мой первый вопрос. Хотя он говорил как бы для всех: вот, мол, может в жизни сложиться такая ситуация, из которой человек не знает как выйти... - я сразу почувствовал себя немного неловко, так как желал бы услышать это в личной беседе. Посмотрев на своих друзей, я увидел, что они внимательно слушают и не догадываются, что я не совсем уютно себя чувствую. Я успокоился. Окончив говорить об этом, старец сказал: "Второе, на чем бы я хотел остановить ваше внимание, это вопрос..." О, ужас! Я почувствовал, как мурашки побежали по моей спине. Речь пошла о моей второй проблеме... Но вот я поднимаю глаза и вижу, что говорящий совершенно спокоен, то есть сам он не сознает, что речь его направляется по четкому руслу... Далее было разъяснение всем нам третьего вопроса, который я так и не набрался мужества озвучить.

Все, что я пережил тогда, так и осталось моей тайной на многие годы. Но вера моя тогда получила такое укрепление, о котором я и мечтать не мог. С моей стороны было бы дерзко просить у Бога знамение. Я его и не просил, но получил великую милость Божию только по Его великому милосердию или по молитвам неведомых мне благодетелей.

И этого я никогда не забуду.

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко