Правдой будет сказать

Содержание

ПРАВДОЙ БУДЕТ СКАЗАТЬ...

 

 Всякий раз, когда я записываю запомнившиеся эпизоды моей жизни, ловлю себя на мысли - а надо ли это делать? Приносит ли это пользу моей душе? Конечно, может быть, кому-то интересно узнать, как человек принимает решение стать монахом, как этот монах подвизается в непосредственной близости к Святейшему Патриарху Пимену, тем более, что жизнь священноначалия нашей Церкви тесно соприкасается с правительственными кругами, а потому самые различные ситуации, от трагических до комических, конечно же, имели место и могли бы стать предметом подробных воспоминаний. Да и для истории был бы оставлен интересный материал о взаимоотношениях Церкви и государственной власти в период "застоя" и "перестройки". Все это так, и информации можно было бы опубликовать много, например, о кремлевских встречах с Андреем Андреевичем Громыко или Михаилом Сергеевичем Горбачевым. Понятно, что интерес у многих вызовет не сам факт встреч, о которых подробно сообщалось в прессе, а поведение их участников, оттенки и нюансы, которые говорят весьма о многом.

Писать об этом бесстрастно - трудно, да и вряд ли возможно. Осуждать же или оценивать происходившее мне все более не хочется. Поэтому я принял решение закончить свои воспоминания, запечатлев на бумаге еще лишь несколько эпизодов из своей жизни, которые я не могу забыть, и которые, как мне кажется, смогут принести духовную пользу читающим. Правда, и в этом случае остается опасность впасть в гордость или хотя бы испытать некое дешевое тщеславие, чего я боюсь, ибо грехов у меня и так достаточно.

Сейчас минул уже третий год моего епископского служения на Новосибирской кафедре. К сожалению, человек, облеченный саном, для многих является тайной за семью печатями, а уж епископ - это вообще ангел, слетевший с неба. Но это представление неверно, оно препятствует общению народа с духовенством, а в результате затрудняется духовная жизнь. Но скажут, что для Духа

Святого нет преград, ибо Дух дышит, где хочет" (Ин. 3, 8), и это истина, однако то непонимание, которое между священством и паствой бывает, - работа врага человеческого спасения диавола, и мы, пастыри, должны не только сознавать это, но всеми силами стараться его уменьшить, что достижимо только с Божией помощью.

Беда наша в том, и об этом я, как епископ, не боюсь сказать, что есть, к сожалению, духовные лица всех рангов, которые эту "неприкосновенность" не только воспринимают как должную привилегию, но и стремятся ее упрочить, придать ей ореол таинственности и чуть ли не Богом данной привилегии. Кстати, этот грех есть не только в среде духовенства, я наблюдал его и в среде светских учителей, которые, как вспоминаю из студенческих лет, не пожелали однажды отдыхать на природе вместе с учащимися, мотивируя это тем, что тогда не будет возможности "расслабиться". Именно в это время я впервые задумался - как же распространен среди наставников, руководителей и вообще людей, облеченных хотя бы минимальной властью, дух лицемерия. Становится страшно, когда понимаешь, что учитель, профессор, наставник и, увы, пастырь, может все духовные силы свои употреблять на то, чтобы хорошо играть роль праведника на людях, но оставаясь среди "своих" или наедине, не смущаться сознанием, что он такой же, как и многие, грешный человек. Мне кажется, что так жить очень трудно, ведь людей ввести в заблуждение можно только на время, а истинное положение дела так или иначе, рано или поздно, станет непременным достоянием всех. Поэтому, помня о великой ответственности перед Богом не только за дела, но и за каждую мысль, куда разумнее предстать перед людьми - учащимися, пасомыми - с сознанием своего несовершенства и готовностью вместе со всеми, с помощью Божией, возрастать в вере, добродетели и совершенстве. Благодарю Бога, что я в жизни достаточно много встречал учителей и пастырей, искренность которых была заметна при первой встрече. С Божией помощью стараюсь им подражать и я.

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко