Правдой будет сказать

Содержание

ИСТОРИЯ ПЕРЕНЕСЕНИЯ БЛАГОДАТНОГО ОГНЯ ОТ ГРОБА ГОСПОДНЯ В МОСКВУ В 1992 ГОДУ

 

 На масленице позвонил владыка Арсений Истринский и сказал, что есть благословение Святейшего Патриарха Алексия участвовать мне, инспектору Московской Духовной Академии архимандриту Сергию, и эконому Троице-Сергиевой Лавры архимандриту Панкратию в паломнической группе, которая должна побывать на Пасху в Иерусалиме, в Великую Субботу, т. е. быть свидетелями чудесного возгорания Огня на Гробе Господнем и с этим Огнем пройти по местам проповеди святых братьев, равноапостольных Кирилла и Мефодия.

На первой неделе Великого Поста, когда Его Святейшество был в Лавре, от него я узнал подробности предстоящей поездки. На меня возлагалась обязанность духовного окормления группы, состоящей из людей разных профессий и не одинакового духовного уровня, но которые все объединены одной идеей: пронеся Благодатный Огонь по славянским странам, засвидетельствовать этим единство всех православных народов и верность их некогда принятому спасительному учению. Инициатором этого паломничества выступил Международный Фонд Славянской письменности и культуры, включив его в программу празднования Дней славянской письменности, начало которых полагалось праздничным богослужением в Московском Успенском соборе Кремля 24 мая, торжественным крестным ходом на Славянскую площадь к открываемому в этот день памятнику равноапостольным братьям - просветителям славян. В нише постамента памятника перед образом Нерукотворенного Спаса должна быть возжжена неугасимая лампада от привезенного нами Благодатного Огня. Таким образом на наше паломническое путешествие отводился месячный срок - с 24 апреля по 24 мая. За эти дни мы должны были посетить Святую Землю, прилетев туда самолетом, далее уже с Огнем прилететь в Константинополь, а оттуда автобусом проехать через Грецию, Болгарию, Югославию, Венгрию, Чехословакию, Польшу, Украину, Белоруссию, Троице-Сергиеву Лавру и, наконец, внести Огонь в Московский Кремль.

Слов нет, поездка предполагалась уникальная, но и трудностей на пути могло возникнуть множество.

У благочестивых православных христиан есть традиция приносить домой после страстной службы Великого Четверга огонек и сохранять его сколько это возможно. Приспособления для этого делают самые разные - от примитивных пакетов и бутылок с отбитым донышком до специальных светильников. Перед нами задача была более сложная - путешествовать с Огнем в течение месяца и, главное, провезти его в самолете, что в общем-то предполагало специальное разрешение, но где и у кого его брать никто не знал. Скоро я понял, что заниматься этим мне предстоит самому.

Светильники. Их помог мне изготовить студент семинарии. Один из них, простейший, я сделал сам за три часа, использовав круглую пластмассовую коробку из-под ладана и вмонтировав внутрь пузыречек из-под вазелина с фитилем. Второй, как мне казалось, более надежный, состоял из двух футляров, входивших один в другой, масло же заливалось во флакон из-под духов и его хватало на трое суток. Один футляр был из плекса - прозрачный с иконой Воскресения Христа, его я позже во время богослужении ставил на престол, второй - внешний, был из пенопласта (год назад в нем была прислана какая-то гуманитарная помощь). Снаружи я оклеил светильники импортной оберточной бумагой желтого цвета с золотым рисунком. После испытания, а для этого я съездил с огнем в Москву и обратно, пришлось кое-где вставить металлические прокладки.

По пути следования с Огнем предполагалось делать визиты патриархам: Иерусалимскому, Константинопольскому, Болгарскому, Сербскому. Я решил, что лучшим подарком для них будет Огонь от Гроба Господня, для чего заказал у мастеров Сергиева Посада, изготавливающих матрешки, специальные светильники, в форме пасхального яйца, расписанные под лампаду. Получились весьма оригинальные сувениры.

Скоро некоторые газеты напечатали информацию о предстоящей поездке и даже поместили схему предполагаемых остановок. Так как святые братья посещали Рим, где папа Адриан благосклонно принял их, благословив совершать богослужение на славянском языке, а после смерти в Риме святого Кирилла рукоположил во епископа Мефодия, - то был разговор о возможности посещения и этого древнего города.

Понятно, что одной из сложных проблем предстоящей поездки был вопрос финансирования. Необычность паломничества была и в том, что сразу же было объявлено о государственном финансировании всего праздника дней Славянской письменности. На "Неугасимую лампаду", - так называлось наше паломничество, выделялось 100 тысяч долларов. Сумма немалая, но и получить ее оказалось не так-то просто. Буквально до последних дней денег этих не было, а когда были подписаны все необходимые документы, - настал уже день отлета. Наличные для карманных расходов в течение всего месяца пришлось брать в долг у родственников, а за обслуживание (гостиница и питание) по всему маршруту взялся "Интурист", выдав нам некие "ваучеры" - бумаги, подтверждающие нашу кредитоспособность. Но эти бумаги не везде "работали", были моменты, когда необходимо было расплачиваться наличными. Все это предстояло нам узнать только потом.

Состав нашей группы был, как я уже сказал, разноликий. Официально группу возглавлял Александр Крутов - бывший депутат Верховного Совета Союза, бывший телекомментатор. Он собрал нас накануне вылета: днем 23 апреля (был Великий Четверг), представил друг другу и предупредил о трудностях, которые, возможно, предстоит встретить в поездке. Научную программу поездки разработал археолог Сергей Алексеевич Беляев, писатель Дмитрий Жуков - сопредседатель Общества русско-сербской дружбы, позаботился о программе пребывания в Югославии, "афганец" Юрий Срывков - поэт, преподаватель Военно-гуманитарной академии, по своей линии обеспечил нам автобус с чехословацким экипажем, который без проблем провез нас по всем странам.

Кроме того была киногруппа студии "Отечество", снимавшая документальный фильм "Всему миру свет", был фотокорреспондент Юрий Ковер, был телеоператор с прекрасной японской камерой Александр Учинин и, наконец, трое представителей из администрации Президента. В поездке должна была участвовать дочь маршала Жукова, но в последний момент она отказалась, и вместо нее в группу вошел известный всему православному миру своими проповедями епископ Василий Родзянко.

Конечно, для нашей группы это было Божие благословение, так как он стал духовным стержнем всей нашей программы. В поездке ему исполнилось семьдесят семь лет, но его бодрости, жизненному опыту и, главное, неиссякаемой духовной энергии могли позавидовать многие из нас. Мне владыка Василий оказал неоценимую услугу, приняв на себя обязанность духовника паломнической группы. Было видно, как для многих из нас исповедь у владыки стала новым откровением благодатной силы Божией. Со своей стороны я лишь предупредил членов группы, что паломничество непременно предполагает исповедь и причащение в святых местах, для чего были розданы каждому "Троицкие листки" с изложением чинопоследования общей исповеди. Все спутники написали и передали мне записки с именами их близких, живых и усопших, что позволило мне поименно поминать их у Гроба Господня и на Святой Горе Афон. По правде сказать, наша группа не всегда напоминала благочестивых паломников, особенно в моменты остановок, когда многие выходили на воздух и затягивались сигаретным дымом. Ну, да все мы не без греха...

Вечером в Великий Четверг, после чтения Двенадцати Евангелий, большинство из нас получили лично благословение Его Святейшества, который, как бы предвидя многие наши трудности, пожелал нам доброго пути и призвал не смущаться, если что-то будет не отвечать нашим запросам и представлениям о паломническом путешествии. Это были мудрые слова!

Отлет группы был назначен на 24 мая. Великую Пятницу Страстной недели по православ ному календарю. Рано утром мы с архимандритом Панкратием, помолившись у раки святых мощей Преподобного Сергия и взяв благословение у нашего духовника отца Кирилла, на лаврском автомобиле выехали в Шереметьево, по пути в Москве забрали С. А. Беляева. Все прочие отправились в аэропорт от храма Василия Блаженного.

Шереметьево-2. Международный аэропорт. Обычное оформление вылета, заполнение деклараций, таможенный досмотр, взвешивание багажа. Бесплатно каждому пассажиру разрешено провезти 20 кг. За перевес доплата 400 рублей за 1 килограмм. Оформление я прошел первым, попутно спросил, какие документы необходимо иметь для провоза огня, и кто их может дать. Ответили, что этот вопрос надо решать заранее с представителем авиакомпании при участии дипломатических работников наших посольств. Связи ни с кем из них я не имел и не имею. Проблема...

Время идет, а группа никак не может пройти положенное оформление. Наконец появляется Крутов. Оказывается, общий вес багажа превысил норму на 100 кг. Необходимо было сразу заплатить 40 тысяч. Понятно, что таких денег ни у кого нет. Пришлось представителю из администрации Президента отдать в залог свое удостоверение...

Но этот "барьер") взят... Посадка на рейс Москва-Каир. Увы, но до Тель-Авива билетов взять не смогли, поэтому впереди выстраиваются новые проблемы.

Летим самолетом "Аэрофлота". Салон полон, места у всех разные. Светильник пришлось поставить под сидение. Становится ясно, что в таких условиях Огонь провезти невозможно.

В Каир прилетели около 2-х часов дня. Встречают работники посольства и частной туристической фирмы, предоставляющей нам гостиницу и автобус до Иерусалима. Отсюда еще 10 часов езды по Синайской пустыне. Но проблема в том, что граница между Египтом и Израилем ночью закрыта. Решаем осмотреть Каир, ночью выехать к границе, чтобы утром ее пересечь как можно быстрее. От границы до Иерусалима 2 часа езды. Если учитывать, что чудесное сошествие Огня происходит где-то около часу дня в Великую Субботу, то можно успеть.

На окраине Каира, по другую сторону Нила, возвышаются всему миру известные пирамида Хеопса и сфинкс. Толпы туристов, наша группа привлекает внимание: мы (духовенство) в форме, с нами телекамера. Большинство из нас отмечают, что находятся как во сне. Трудно осознать, что не сколько часов назад ты был в прохладной Москве, а сейчас среди палящих песков (температура около 30°) у египетских пирамид. Владыка Василий вступает в оживленную беседу с каким-то пожилым немцем. Тот говорит, что помнит Россию и ее добрых людей, хотя был он в России давно военнопленным.

Вечером рядом с гостиницей слышим колокольный благовест. Рядом коптский храм. Народу великое множество, все нарядно одеты, идет богослужение Великой Пятницы. Крестный ход с иконой "Положение во гроб Спасителя" сопровождается громким пением. Мелодия ритмичная, в микрофон поют несколько певцов под аккомпанемент бубна. Нас с отцом Панкратием встречают очень дружелюбно, приводят к алтарю, дают в руки кадильницу, и мы кадим икону и престол на котором стопки белой материи. Ее перекладывают и сбрызгивают благовонными духами, вспоминая положение во гроб тела Христа Спасителя.

Это краткое богослужение оставило в душе особое впечатление. В Великую Пятницу мы сподобились поклониться святой плащанице и почувствовали приближение пасхального торжества. Архитектура этого храма напомнила нам, что возможно именно на его кровле в семидесятых годах было явление Богоматери, о котором писали тогда многие газеты.

Ночной Каир посмотрели, когда поздно вечером ехали на званый ужин в ресторан, где за столом с нами встретились представители посольства, журналисты и гостеприимный хозяин частной фирмы, позаботившейся о нас в этой стране. Он же дал Крутову 300 долларов на такси, чтобы доехать от границы до Иерусалима.

После нескольких часов сна, в 2 часа ночи мы выехали на автобусе в сторону Палестины. Нам предстояло проделать путь, по которому некогда путешествовал израильский народ, возвращаясь из египетского плена с Моисеем. Этим же путем путешествовало и Святое Семейство с Младенцем Иисусом.

Когда рассвело, мы уже ехали по безлюдной песчаной пустыне, кое-где виднелись ветхие хижины бедуинов, паслись стада верблюдов. Около пяти часов утра мы подъехали к паромной переправе через Суэцкий канал. По нему беспрерывно следуют с дистанцией около двух километров океанские суда. Это огромные корабли, которые можно сравнить с многоэтажными домами, медленно скользящими по песчаной пустыне. Канал по ширине, как мне показалось, около пятисот метров, так что при подъезде к нему со стороны пустыни воды не видно. Быстро переправившись на пароме вместе с навьюченными ослами и груженными зеленым тростником грузовиками, мы помчались по Синайскому полуострову. Солнце уже припекало, когда мы подъехали к еще закрытой границе.

Скоро подкатила машина со служащими границы, которые не спеша стали оформлять наши документы. Но вот какая-то неувязка. Египтяне пытаются выяснить, кто из нас мадам Жукова, обозначенная в списках, и почему там нет Родзянко. И, вообще, кто он, и как гражданин Британии попал в нашу паломническую группу? Пришлось все объяснять, а драгоценное время уходило, как вода в песок. Оформление выезда из Египта заняло полтора часа.

Впереди Израиль. Нейтральная зона около двухсот метров, и хотя мы тащили свои чемоданы сами, арабы-грузчики потребовали "бакшиш". За что? Непонятно. Наверное, за пересечение границы. Но спорить было некогда.

Израильские пограничные службы работают четко и слаженно. Чемоданы можно уже не тащить, а везти на спецтележках. Внезапно замечаешь, что окружающая нас только что пустыня вдруг сменилась цветами и зеленью. Ухожен каждый клочок земли. За пограничным пунктом нас ждут три темно-синих "мерседеса", предусмотрительно заказанных для нас частной египетской тур-фирмой. Но как мы ни спешили, и эта граница отняла у нас час времени. Шел уже двенадцатый час, когда мы стали грузиться на машины.

Но вот к нам подходит молодая пара - австрийцы. Говорят, что отстали от тургруппы и просят подвезти до Тель-Авива. У нас как раз два лишних места, однако наша сугубо мужская компания вдруг заявляет, что "женщина на борту" принесет несчастье. Но благословение владыки Василия не смеет оспаривать никто.

Кортеж из трех "мерседесов" мчит нас в сторону Иерусалима. Время уже час дня, и мы уже опоздали. Но какая-то надежда еще теплится. Стоп. У машины, в которой ехали молодые, прокол в колесе. Меняем его в рекордно быстрое время - пять минут. Мчимся дальше. На перекрестке на Тель-Авив высаживаем молодых. Дорога мне знакома, два года назад, при первом моем посещении Святой Земли, я уже проезжал этими прекрасными трассами среди гор Палестины.

Решаем ехать прямо в Русскую миссию, которая расположена рядом со старым городом в пятнадцати минутах ходьбы от Гроба Господня. Благодатный Огонь возгорелся в этот день за час до нашего приезда, но если бы даже мы и приехали несколькими часами раньше, все равно вряд ли смогли бы попасть в храм на богослужение из-за многотысячной толпы, перекрывающей подход ко Гробу Господню.

Наши монахини, неоднократно бывшие свидетелями сошествия Благодатного Огня, чтобы быть в непосредственной близости от святыни, заранее занимают места в храме. От них мы узнали, что в этом году Огонь сошел быстро, и всполохи под куполом храма, напоминающие разряды статического электричества, появились уже во время крестного хода вокруг Кувуклии.

Так бывает не всегда, иногда Иерусалимский Патриарх остается в пещере Гроба Господня довольно продолжительное время, до тех пор, пока возгорится сама собой вата, разложенная на плите святого Гроба. Этот Огонь мгновенно раздается всем людям, купившим для этого момента специальные пучки свеч. Подобная свечечка, возложенная у Гроба Господня, всегда была и остается лучшим памятным подарком, привозимым со Святой Земли.

Хотя в миссии и знали о нашей паломнической группе "Неугасимая лампада", но каких-либо конкретных распоряжений о нашем приеме не получали, к тому же на праздник ранее нас прибыла паломническая группа из Ставрополя во главе с митрополитом Гедеоном, которая и заняла имеющиеся апартаменты. Но, как говорится, "в тесноте, да не в обиде".

Нам предоставили несколько спален в подвальном этаже, где мы смогли разместиться до того, как найдем гостиницу, хотя сделать это оказалось крайне сложно. Была Великая Суббота, а в субботу, как известно, в Израиле выходной. В Российском посольстве, куда мы позвонили и попросили о помощи, нашему звонку тоже не очень-то обрадовались.

Но все же, к воскресному вечеру гостиница была найдена, и мы перебрались в нее. Переступив порог нашей миссии, мы сразу же отслужили традиционный благодарственный молебен, после чего пошли поклониться Гробу Господню.

Было около шести вечера. В храме еще довольно много паломников, так что в саму Кувуклию мы не попали. Поклонились Плите помазания, подножию Креста на Голгофе, прошли "Крестным путем" по старому городу. Как-то быстро стемнело, и мы долго не могли найти выхода из лабиринта узких улиц старого города.

В девять вечера в храме миссии я совершил чин общей исповеди, и владыка Василий, прежде чем прочесть разрешительную молитву, подолгу беседовал с каждым кающимся. После пасхальной полунощницы мы все направились на ночное пасхальное богослужение ко Гробу Господню, намереваясь до этого представиться Его Святейшеству Патриарху Иерусалимскому Диодору.

В Иерусалимской Патриархии празднично и оживленно. Кавасы - представители службы порядка - в специальных золотом расшитых мундирах с кривыми саблями в филигранных ножнах и специальным жезлом (который иногда используется как дубинка). Представляюсь Его Святейшеству и передаю официальное письмо от Святейшего Патриарха Алексия II. Патриарх Диодор тепло приветствует епископа Василия, лично он его знает, но проблема в другом. Владыка Василий представляет Американскую автокефальную церковь, которую не признают ни Константинополь, ни Иерусалим, ни Сербия. Окружение Патриарха Диодора явно не собирается служить с ним совместно, архиереи смотрят довольно мрачно, а мне сказано, что непонятно, как владыка Василий оказался вместе с нами, ибо в сопроводительном письме о нем ничего не говорится.

Мы спускаемся торжественной процессией с Патриархом по узким, ступенчатым улицам к храму Гроба. Внезапно служащий Патриархии выхватывает посох из рук Владыки Василия. Понятно, в присутствии Патриарха с посохом прочим архиереям быть не полагается, ибо посох - символ власти, но у владыки Василия больные ноги, в прошлом году был перелом в четырех местах, и ему без опоры - просто беда. Мы с отцом Панкратием подхватываем его под руки и так входим в храм. За ночной службой Патриарху сослужат архиереи иерусалимской церкви и митрополит Гедеон. Выдали облачение и мне с отцом Панкратием. Епископу Василию благословили только причащаться. Крестный ход вокруг Кувуклии, пасхальная заутреня и Литургия конечно же отличаются от традиционной русской пасхальной службы. Иной колорит, иные традиции. Пасху мы почувствовали лишь похристосовавшись с братией афонского монастыря, сослужащей вместе с нами.

После литургии поздравили Его Святейшество, преподнеся ему расписанное красное яйцо и поблагодарили за благословение молиться у Гроба Господня.

В четыре часа утра начальник Русской Духовной миссии архимандрит Никита устроил прием. Кроме гостей и паломников были представители посольства... В шестом часу утра легли отдыхать. В воскресение несколько часов ушло, чтобы найти гостиницу, где нам были забронированы номера. Осматривали старый город. Обедали в миссии, а на ужин договорились поехать в Горненский монастырь, куда матушка игуменья нас любезно пригласила.

В евангельские времена местечко, где ныне расположен монастырь, было самостоятельным селением в земле колена Иудина. Туда поспешно, "со тщанием", путешествовала сама Богородица. Ныне это окраина Иерусалима, куда можно добраться автобусом минут за тридцать. Точного адреса мы не знали, но как только мы вошли в автобус, я услышал женский голос: "Батюшка, садитесь, я за вас заплачу". Пожилая женщина, жившая раньше в России, любезно подсказала нам, как найти монастырь. Было уже темно, когда мы вышли на указанной остановке, где нас уже ждали монахини. Нас приняли по-домашнему тепло, накормили ужином, расспрашивали о России и, наконец, пригласили на ночную службу ко Гробу Господню...

* * *

Пришли мы за час до богослужения. Народу мало. Тишина. Можно было неспешно помолиться и приложиться ко всем святыням. В эту ночь мы возжгли свои светильники от Благодатного Огня, который с Божией помощью довезли до России. Богослужение совершал митрополит Гедеон с паломниками, пели наши монахини. Вернулись в гостиницу в 4 утра. Наутро был заказан автобус, чтобы посетить Вифлеем, храм у гроба Богородицы, гору Елеон и другие святые места.

Особенно отрадно вспомнить посещение обители святой Марии Магдалины, принадлежащей Зарубежной Церкви. Попасть туда можно не всегда. Когда накануне пытался это сделать митрополит Гедеон, то ворота остались закрытыми. Мы позвонили. Открыл привратник, и вдруг раздался колокольный праздничный звон. Поднялись вверх по горе к храму, построенному в классическом русском стиле. Храм пустой, все вышли на пасхальный крестный ход. Справа и слева от алтаря две белые мраморные гробницы. Это места погребения только что канонизированных Русской Церковью мучениц за веру Великой Княгини Елизаветы и ее келейницы монахини Варвары. Мы молимся у святых мощей, поклоняемся и лобызаем их. Присоединяемся к крестному ходу. Народу немного, монахини в белых апостольниках. В такой форме запечатлена на фотографиях Великая Княгиня, такой ее теперь пишут и на иконах. Представляемся священнику и игуменье. Рассказываем о своей миссии. Узнаем, что одна из молодых послушниц недавно прибыла из Москвы. Спросил ее, почему же выбрала эту обитель, а не Горненскую. Улыбается и молчит...

На завтра, вторник Светлой седмицы, взяты билеты на самолет Тель-Авив - Стамбул. Надо готовиться к этому перелету. Заезжаю в миссию, беру весы, чтобы взвесить весь багаж, перевеса быть не должно. Все остальное постараемся взять с собой на борт как ручную кладь.

Вернувшись в номера, узнаем, что принимающая нас здесь фирма "Унитурс" оплатила наш ночлег и завтрак. Об обеде и ужине мы спрашивали, но плохое знание английского языка сыграло с нами злую шутку. Поняв, что обеда и ужина нет, мы в этот последний день питались консервами и сухарями, захваченными из Москвы.

С багажом пришлось возиться до 3-х ночи. Результат: то, что пойдет в багаж, не превышает положенной нормы, но то, что мы собираемся провезти как ручную кладь и рассовали по мягким сумкам, намного больше самого багажа. Чувствую, что с этим будет проблема, но проблем, как оказалось на следующий день, было столько, что багажный вопрос оказался самым незначительным...

...Утро. Быстро, но плотно завтракаем (шведский стол) и собираемся грузиться в автобус. Администрация гостиницы вежливо напоминает нам, что надо бы заплатить за вчерашний обед и ужин. Он ждал нас на столе, но мы не соизволили явиться. Вот это пассаж! Заплатить необходимо всего-то 300 долларов.

"Но мы же не ели, это какое-то недоразумение". "Нет, - отвечают, - вы заказали обед и ужин, и теперь надо за все это заплатить". Что тут началось! Время уходит, кому платить? Из каких средств? Предупреждают, что если мы не заплатим, ликвидируют наши билеты на самолет (брала их та же фирма) и сдадут нас в полицию. Скандал! Пришлось платить. Скинулись, кто сколько может. Владыка и я дали по 100 долларов.

Едем в аэропорт Тель-Авива. Все нервничают. Огонь везем в двух светильниках. Приехали за два часа до отлета. Выхожу из автобуса, и у меня тухнет светильник - расплавилась пластмассовая пробка и провалился фитиль. Пришлось здесь же. на асфальте у стены аэровокзала буквально зубами выдирать расплавленную пластмассу, оставлять один металл. Ремонт занял минут пятнадцать. Вновь горят оба фонаря.

В аэропорту приятная встреча. Домой улетает паломническая группа митрополита Гедеона, ее провожают игуменья Георгия и сотрудники миссии. Передаю им весы, которые не успели завезти в миссию.

Стоим в очереди на оформление отлета. Первый "барьер" - служба безопасности Израиля, "секъюрити". Доскональная проверка документов, знакомство с отлетающими. Цель приезда? Что покупали? Не поручал ли кто провезти чужие вещи? После устного опроса просят вскрыть чемоданы. Все тщательно проверяется, боятся террористов, бомб и тому подобного.

Видим, что служба безопасности в замешательстве. Оказывается, вновь вопрос о владыке Василии, почему он в документах и авиабилетах обозначен, как мадам Жукова, и прочее и прочее. Пришлось звонить в посольство, просить переоформить авиабилет. На одного владыку "ушел" час времени. У меня же в голове одна мысль, как провезти Огонь? Службе безопасности я не сказал ничего, а они не спросили. Днем огня не видно, а светильники мы держим в руках.

"Барьер" второй. Начинаем оформлять документы на вылет. Нас спрашивают, где наши визы на Турцию. Их нет. В Москве говорили, что с визами в Турции просто, на границе платишь 10 долларов, и проходи. Но это говорили в Москве, а в Израиле думают иначе. Без виз нас выпускать не хотят, нет гарантии, что нас Турция примет, а не отправит назад. После долгих и бесконечных консультаций с посольством и авиакомпанией нам предлагают дать подписку о том, что в случае отказа со стороны Турции каждый из нас обязуется выплатить штраф три тысячи долларов. Конечно же, мы соглашаемся, только бы разрешить это недоразумение, а денег у нас все равно нет.

Наконец, нам предлагают сдать багаж и получить посадочные талоны. Отправленный с багажом груз - это лишь треть всего веса, а остальное висит на нас, похожих на навьюченных верблюдов. Служащие авиакомпании требуют, чтобы мы сдали свои тюки, с такими вещами в салон самолета не пускают. Но мы твердим, что это ручная кладь и если мы это все сдадим, будет перевес, а денег на оплату его нет.

Давно уже прошло время вылета нашего рейса. Командир корабля - турок - смотрит на нас с нескрываемым раздражением. График оформления полетов нарушен. Образовалась пробка. Наконец, мы настолько всем надоели, что нам разрешают не платить за перевес багажа, забирают весь наш груз и торопят побыстрее пройти паспортный контроль и улететь.

Паспортный контроль и спецпроверка - это последний "барьер". Здесь тоже свои особенности и сложности. При въезде в страну обыкновенно заполняется декларация, которую следует предъявить в момент выезда. Некоторые из нас впервые об этом слышат. Кто-то декларацию выкинул, у кого-то она осталась в багаже. Необходимо все это заполнять заново, а самолет уже более чем на час запоздал с вылетом.

...Подхожу к спецконтролю. Предлагают просветить мой дипломат и светильник спецаппаратом. Ставлю его на транспортер. Служащий смотрит на экран и, указывая на светильник, спрашивает, что это? Огонь он почему-то не видит. Я показываю на небо и говорю, что это Святыня, Благодать. Говорю, естественно, по-русски. Конечно, он ничего не понимает, но времени на выяснение уже нет. Жестом показывает - проходите. Архимандрит Панкратий свой светильник (он поменьше) вообще пронес в руках.

Буквально бегом направляемся к самолету. В салоне "Боинга" просторно, есть свободные места.

Удобно располагаемся, и даже не верится, что мы пронесли Благодатный Огонь. После взлета выясняем, что у нас есть потери: С. А. Беляев не находит своей сумки с импортным фотоаппаратом. Скорее всего, ее украли в последний момент, когда была спешка при посадке на самолет. С борта посылаем просьбу нашедшему аппарат: прислать его с очередным рейсом в Стамбул, хотя понимаем, что это нереально...

За последние годы, после прихода к власти демократического правительства, в Турции произошли большие перемены. Вопрос с визами решается действительно чрезвычайно просто. Плати десять долларов и проходи. Это позволяет приезжать в Стамбул многим тысячам наших сограждан "делать бизнес". В Константинополе буквально на каждом шагу можно слышать русскую речь. Как правило, наши люди крайне озабочены и даже раздражены. Понимаем, что не от хорошей жизни пустились они вот так - на автобусах, без денег в далекие страны. С откровенной завистью смотрят они на нас - паломников, живущих в гостиницах и питающихся в ресторанах...

В Константинополе нас встретил сотрудник российского консульства и гид "Интуриста". Здесь нас ждал посол России, по случаю оказавшийся в Стамбуле, и был извещен о нашей группе Вселенский Патриарх. "Интурист" готов обсудить программу пребывания в Турции. Но у нас новая проблема: мы не видим обещанного нам чехами автобуса, который должен нас везти далее по всему маршруту.

Поселившись в гостинице "Бир Бей", которая некоторым из нас показалась бедноватой, едем в генеральное консульство на встречу с послом Чернышевым. Рассказываем о нашей поездке, нас угощают прекрасным душистым чаем. Генеральный консул и его супруга оказали нам исключительное внимание: предоставили бесплатно телефон для переговоров с Москвой и Прагой, дали распоряжение заняться оформлением виз в Грецию, подсказали, что в Константинополе есть русскоязычный приход и что его непременно надо посетить. Здесь же в консульстве к владыке Василию обратилась с просьбой о духовном окормлении православная семья дипломата, и владыка несколько раз принимал их в гостинице.

Созвонившись с Прагой, узнали, что автобус наш сломался в дороге и что срочно посылают другой. Но из-за этой неполадки в Константинополе пришлось пробыть на двое суток дольше запланированного.

Следующий день мы посвятили осмотру достопримечательностей Царьграда. Автобус "Интуриста" провез нас вдоль "Золотого рога", поднял на самую высокую точку города, откуда мы долго любовались панорамой. К слову сказать, погода на протяжении всей поездки была прекрасная, дождливым оказался лишь один день, когда мы были на Украине.

С особым благоговением мы посетили Влахернский храм, где в Х веке было явление знамения Покрова Богоматери. Храм бедный, нас встретил лишь привратник и напоил водой из источника, находящегося внутри храма. Мы пропели величание и тропарь праздника Покрова. При посещении древних храмов-музеев с бесценными фресками и мозаиками постоянно возникала проблема с нашей телекамерой. Снимать разрешается только на любительскую аппаратуру, нашу же камеру не пускали, чем доставляли нам немалое огорчение. Так было и при посещении Великой Софии. Посещение музеев - дорогое удовольствие, платить приходилось наличными. Нагулявшись по городу, мы собирались к назначенному часу в ресторан, молились и аппетитно трапезовали, особенно вкусным в Константинополе был пышный, как вата, белый хлеб.

На третий день нам был назначен прием у Вселенского Патриарха. Всеблаженнейший Патриарх Варфоломей принял нас в 11 часов в своем кабинете. Предварительно мы прошли по патриархии и осмотрели залы. Представив Его Святейшеству членов паломнической группы и пропев "Христос Воскресе", мы вручили Патриарху сувенирное яйцо с Огнем от Гроба Господня и памятные медали. Рассказав о нашем путешествии, попросили благословения на посещение Святой Горы Афон.

Благосклонно встретил Вселенский Патриарх и владыку Василия, что сразу сняло известное напряжение. Через владыку главе Американской церкви митрополиту Феодосию было передано приглашение посетить Вселенского Патриарха. Владыка Василий сразу же послал факс, что, между прочим, делал потом постоянно из многих пунктов нашей поездки.

Четвертый день мы посвятили посещению могил русских воинов в Гелиболу (или Гелиополь). Местечко это находится на берегу Мраморного моря примерно в 250 километрах от Константинополя и печально известно как последняя стоянка войск Врангеля. Когда волна беженцев и отступающих белогвардейских войск достигла Турции, то в Царьграде разрешили сойти с кораблей только женщинам и детям, а военных отправили дальше. Их высадили здесь, на пустынном берегу, где был разбит лагерь. Это поселение стало для многих последним пристанищем в этой жизни. Некоторое время до второй мировой войны здесь было русское кладбище, но сейчас мы не нашли ни одного креста, ни даже холмика.

Приехав в Гелиболу во второй половине дня, мы довольно быстро нашли место возможного захоронения наших воинов - рядом с мусульманским кладбищем. Местные жители привели нас к девяностолетней старушке, которая оказалась очень бодрая и с прекрасной памятью. Она рассказала нам о русских поселенцах, мирно живших здесь в дни ее юности. На месте бывшего кладбища, где сейчас разбит яблоневый сад и земля постепенно застраивается домами, мы отслужили панихиду по пасхальному чину. Поклонившись праху наших соотечественников, мы направились в небольшой ресторан в местном порту обедать. У причала стоял сухогруз под украинским флагом и загружался пшеницей... На обратном пути в Стамбул запомнилось лишь то, что шесть раз нас останавливала дорожная полиция и требовала платить "бакшиш". Вернулись поздно. Дали водителю "сувенир" - бутылку "Столичной".

Из-за отсутствия автобуса нам пришлось задержаться еще на одни сутки в Турции, для чего пришлось сменить гостиницу. Здесь это очень просто, гостиницы в центре города через каждые сто метров. Позвонили администратору, и за полчаса носильщики перенесли наши вещи в другое здание. Эта гостиница побогаче, стоимость номера 60 долларов в сутки.

Вечером этого дня прибыл автобус. "Кароса" - чешская марка, есть кондиционер, сорок с лишним мест, так что размещаемся свободно... Только накануне отъезда разрешился вопрос с визами в Грецию, пришлось каждому заплатить по 28 долларов.

Утром, прежде чем покинуть Стамбул, заезжаем в русскоязычный приход. Окормляется он болгарским священником, находится в юрисдикции Вселенского Патриарха. Провожает нас туда супруга генерального консула, это рядом с портом в здании бывшего афонского Андреевского подворья. Ужасная беднота, обшарпанные лестницы, храм на пятом этаже городской многоэтажки. Нас встречают ветхие старички и сотрудники консульства. Славим Воскресение Христа - поем Пасху, возжигаем от Огня свечи, раздаем иконочки, освященные на Гробе Господнем. Приход малочисленный и явно бедствует, но нас крайне растрогал тот живой интерес к судьбе сегодняшней России и даже вопрос, как приход может послать страждущим соотечественникам помощь. Видя их бедность, понимаешь, что это проявление подлинно христианского нестяжания и чувства братства. Помолившись перед дорогой, направляемся в сторону греческой границы...

Переезд до Салоников был утомительным. К гостинице подъехали в час ночи. Нас встретил жизнерадостный сотрудник посольства Борис Иванович и предложил четкую программу. Рано утром следовало выехать на Афон, это от Салоников 96 км на автобусе до Уранополиса, а далее на катере, отплывающем в 9 утра до Русского Пантелеимонова монастыря. За визы на Святую Гору надо тоже платить, поэтому поехали не все, всего 6 человек, вместе с сотрудником посольства, он же переводчик.

В Уранополисе женщин на катер уже не пускают. Плыли сугубо мужской компанией, много монахов, насельников монастырей, их здесь возят бесплатно. Для женщин и прочих туристов, желающих хоть издалека посмотреть Святую Гору, курсирует специальный катер, который шел рядом с нами, не приставая к берегу. Около часу дня сошли на пристани Русского Пантелеимонова монастыря.

Нас радушно встретил старец-игумен архимандрит Иеремия. Братия устроили торжественную встречу у святых ворот обители. Почти все лица знакомые, это бывшие насельники Троице-Сергиевой Лавры, Данилова и Псково-Печерского монастыря. Есть что вспомнить, о чем поговорить. Осматривая монастырь, возжигаем свечи от Огня у святых мощей и чудотворных икон. После трапезы садимся в монастырский "газик", и отец Корнилий везет нас в управление святой Афонской Горы - Прет. Получаем назад паспорта, взятые на катере, платим за визы. Поклоняемся чудотворной иконе "Достойно есть". Едем далее к Иверской иконе Богоматери. Правда, сказать "едем" можно лишь условно. Передвижение это запомнится на многие годы. Дороги, в нашем европейском смысле, на Афоне нет, это горная каменистая тропа. Хотя мы и в автомобиле, но впечатление, что нас везет какое-то животное, хотя в седле, наверное, бросало бы даже меньше.

Как ни странно. Огонь в светильниках на Афоне ни разу не погас, хотя кидало нас из стороны в сторону довольно изрядно. На ужин нас пригласил иеромонах Николай - представитель Пантелеимонова монастыря в Прете. Истинно русское гостеприимство: угощал жареной картошкой, рыбными консервами и поил монастырским красным сухим вином.

Во время ужина позвонил телефон. Звонили из посольства в Афинах и сообщили, что архимандрит Сергий должен быть 6 мая, т. е. через два дня, в Риме с Благодатным Огнем на открытии мемориальной доски у места погребения святого равноапостольного Кирилла. Билеты уже заказаны, надо было лететь.

На следующий день мы служили Литургию. Богослужение началось в 3 часа ночи. Уставное афонское богослужение, без сокращений, неспешно поет братия на два клироса. За Литургией владыка сказал проповедь. Утром за трапезой мы рассказали братии о новостях на Родине, попросили молитв. Осмотрели библиотеку, колокольню. В 12 часов отплыли назад.

В Салониках, приготовив все необходимое для поездки в Рим, я остался в номере - был сильно простужен и поэтому не мог участвовать в местной программе.

6 мая рано утром Борис Иванович проводил меня до аэропорта. Предстояло два перелета: до Афин, а уж оттуда в Рим. Первый перелет - это внутренний рейс, и строгого контроля не было. Огонь я пронес в руках, никому ничего не говоря.

В Афинах меня додал работник посольства, который, вручая мне билет до Рима, сказал, что до отлета остается еще четыре часа и можно проехаться по городу и ознакомиться с древним Акрополем, что я с удовольствием и сделал. Вернувшись в аэропорт за полтора часа до вылета, начали оформлять документы.

Здесь снова проблема. У меня нет визы в Италию. Пытались было оформить транзитную, но ничего не вышло. Запросили "добро" на мой прилет у итальянской полиции и получили через факс отказ. Позвонили в посольство и подключили к нашей проблеме высокие инстанции. Не знаю, что ими предпринималось, но только за одну минуту до вылета (рейс, естественно, был задержан) меня спешным порядком провели без всякой проверки в самолет...

И вот лечу в первом салоне самолета рядом с дипломатами. Здесь большинство кресел пустует. Замечаю, что Огонь начинает меркнуть и вот-вот погаснет. Придется рисковать. Достаю из дипломата свечки, зажигаю, закрепляю перед собой на столике, доливаю масла, оправляю фитиль. Только успел спрятать Огонь в светильник, как подбегает стюардесса, что-то говорит, жестикулирует. Пригласила командира корабля, но я показал им на икону и дал понять, что все, что я делал, - необходимая для меня молитва. Кажется, я их убедил...

В Риме меня встречают работники посольства и сразу без пограничных формальностей проводят к машине. Как потом выяснилось, мне сделали пропуск в Рим на 46 часов. Сразу по приезде на территорию нашего посольства, в самом центре Рима, в десяти минутах ходьбы от Ватикана, я встретился с послом России при Ватикане Юрием Карповым.

Мы оговорили с ним последование открытия и освящения памятной доски, выполненной нашим талантливым скульптором Вячеславом Клыковым. Доска представляла собой прекрасный барельефный образ святых братьев, установленный в крипте храма святого Климента Римского, где была могила святого Кирилла. Там мы увидели много мемориальных досок почти от всех славянских народов.

За то время, что я был в Риме, наша группа добралась до Софии и осуществила запланированную болгарскую программу. Поздно вечером 8 мая в аэропорту Софии я присоединился к группе, и мы поехали в Югославию. В Белград прибыли, когда уже рассвело. На отдых оставалось часа два, так как 9 мая с утра начиналась югославская программа. Был День Победы, и первое, что было в программе, - возложение цветов на могилах павших воинов и посещение Белградского кладбища. В торжественной церемонии участвовали российский посол, белградские власти, настоятель нашего подворья протоиерей Василий Тарасьев. Играл военный оркестр. На кладбище мы пропели заупокойную литию на могилах митрополита Антония Храповицкого и также деда епископа Василия Родзянко.

В одиннадцать утра состоялся прием у Сербского Патриарха Павла. Патриарх принял нас с любовью, пригласил послужить с ним на следующий воскресный день Литургию. Очень благодарил за привезенный Огонь. Мы уже собирались уходить, когда он вновь вышел к нам с лампадой из келий и попросил снова возжечь ее. Было видно, как дорога ему эта святыня.

После пресс-конференции в Российском посольстве, которую потом многократно передавали по телевидению, мы провели субботний вечер в подворье у отца Василия, где нас угостили пасхальным куличом, и молились за всенощным бдением. Литургию мы служили в храме святого Саввы в центре Белграда. Рядом возводится грандиозный собор в честь этого же святого, покровителя Сербии. Ровно четыреста лет назад в этот день здесь были сожжены его святые мощи турецкими властями. Но этот акт вандализма только увеличил почитание святого Саввы в Сербии, и с тех пор национальное самосознание сербского народа неразрывно связано с православной верой и именем святого Саввы. После Литургии был совершен крестный ход в строящийся собор, где состоялся особый молебен с чином освящения калача.

После праздничного приема во второй половине дня отправились в город Вршац, где посетили женский монастырь и участвовали в заседании Учредительного собрания регионального отделения Общества сербско-русской дружбы. Посетили мы также местного епископа Афанасия Ефтовича. Следующий день оказался насыщен официальными встречами: с министром по делам религий, с российским послом Г. С. Шишкиным; обед на Ботичеевой вилле у министра культуры Джукича. Вечером была дружеская встреча с представителями творческой интеллигенции Белграда. 12 мая, уезжая из Белграда в Будапешт, епископ Василий решил по пути посетить места своего давнего служения, где он около четырнадцати лет нес пастырское послушание. По пути мы заехали в Сремские Карловцы, посетили там семинарию. На обед нас ждал в своей епархии епископ Иеремия, которого младенцем окрестил владыка Василий на своем приходе.

Эта остановка в городе Новый Сад тоже заняла немало времени, так как после обеда наши решили потратить оставшиеся югославские деньги. Здесь возник крупный спор. Некоторые вдруг решили, что нам следует обязательно посетить "голубые береты" - войска ООН, в которые вошли рязанские воинские формирования. Но ведь это район боевых действий, - возражали другие. У нас нет туда ни пропуска, ни договоренности с местными властями и с нашим посольством. Спорили шумно. Наконец, благоразумие взяло верх, и решили ехать в приход, где служил владыка Василий.

Путешествие этого дня было утомительным, и в Будапешт прибыли в первом часу ночи. Расположились в шикарной гостинице "Короне". В номерах, открывающихся магнитными карточками, всех ждал холодный ужин... День, проведенный в Будапеште, запомнился мне посещением православного прихода отца Фереза Берке, осмотром города с крутого холма, приемом в нашем посольстве, где угощали чаем и русскими пирогами. Посол распорядился полностью заправить наш автобус, что также было немаловажно.

Весь следующий день мы снова "на колесах". К вечеру приехали в Братиславу - древнюю столицу Словакии. Здесь в епископском сане подвизался святой Мефодий, проповедовал слово Божие, насаждал славянскую грамоту. Точного места его погребения никто не знает, но в земле этой свято чтят память равноапостольных братьев.

В этом мы убедились на следующий день, посетив местного католического епископа в г. Нитра, где видели замечательный памятник равноапостольным просветителям славян, возжгли лампаду перед мощами св. Кирилла. Во время приема мы высказали епископу свою озабоченность непрекращающейся напряженностью между православными и католиками, которая в Югославии приняла форму религиозной войны.

В Братиславе весьма трогательной была встреча с местным православным приходом. Владыка Василий сказал проповедь и благословил всех ико-ночками, освященными в Иерусалиме. У некоторых членов прихода получение Благодатного Огня вызвало слезы радости, от волнения они не могли ничего сказать и плакали. В Братиславе, как и в других городах, координации нашей поездки помогали работники консульства.

Хотя святые братья не были в Польше, мы решили посетить и эту славянскую страну. 16 мая днем мы прибыли в Краков. Возложив венок памятнику русских воинов и пропев "Вечную память", молились за всенощным бдением в православном храме. На воскресную литургию 17 мая собралось довольно много народа: о нашем путешествии здесь знали и ждали Благодатный Огонь. Запомнились нарядные дети, за этой службой впервые проходившие таинство исповеди. В верующих семьях Польши этот день стараются отметить так, чтобы он запомнился детишкам надолго. Причащал детей владыка Василий. В этот же день мы поехали дальше, чтобы переночевать у границы в городе Перемышле.

18 мая утром мы въезжали на Украину. День был дождливый, но более всего нас удручали дороги. После европейских трасс пришлось резко снизить скорость. Ухабы были такие, что на них начали тухнуть то один, то другой светильник. Приходилось останавливаться и зажигать. На "нашей" границе с владыки Василия взяли 15 долларов за транзитный проезд через Украину. Хорошо еще, что 15, а то намеревались взять 50. Часов до трех добирались до Львова. Церковная обстановка на Украине напряженная, и мы решили проехать ее как можно быстрей. Во Львове не без труда нашли православный храм, правда в него нас пустили не сразу, чувствовалось опасение прихожан: "а вдруг захватят".

Совершенно случайно вышли к памятнику Ивана Федорова - первопечатника. Возложили цветы - шикарные букеты, сохранившиеся еще от Кракова. Пообедать во Львове не смогли - все за купоны, зато на пути в Почаев остановились около придорожного кафе и перекусили по-дорожному. Цены большие, благо, продавали за рубли.

Около семи вечера подъехали к Почаевской Лавре. О нашем возможном прибытии знали. Я сразу прошел в алтарь подземного храма, служил владыка Иаков, собирался как раз выходить на акафист преподобному Иову. Был день памяти Иова Многострадального. Поставил Огонь на престол, возжег от него свечи. Во дворе монастыря владыку Василия и архимандрита Панкратия встретили учащиеся Духовного училища.

Было большое воодушевление. Пели Пасхальные песнопения. После всенощной, за которой владыка Василий рассказал верующим о нашей поездке, епископ Иаков устроил ужин. Ночевали в монастырских келиях. Утром, приложившись к святыням Почаевской Лавры и позавтракав, спешно тронулись далее.

По пути в Киев заехали в г. Кременец к епископу Сергию. Здесь женская обитель. Везде идут восстановительные работы. Для верующих г. Кременец наше посещение имело, как отметил владыка Сергий, исключительное духовное значение. Православным на Украине сейчас приходится сложно.

Я попросил владыку Сергия связаться по телефону с Киево-Печерской Лаврой и оговорить момент встречи и ужин. Наместником там мой давний знакомый архимандрит Питирим. Это много облегчило наше посещение Киева.

Киево-Печерская Лавра встречала Благодатный Огонь крестным ходом в святых вратах. Изумительно мелодично звучат массивные колокола. Молебен. Говорю слово. Следуем с пением по монастырю в семинарский храм. Везде возжигаем свечи и лампады. В Лавре пробыли до 8 вечера и срочно выехали в сторону Белоруссии. На границе обещана торжественная встреча.

На территорию Гомельской области Белоруссии въехали в полночь. Темнота. Кругом лес. Нас встречают с хлебом-солью девушки в национальных одеждах, хор в бархатных платьях поет духовные песнопения. Слепят юпитеры. Все фиксируется на пленку... Ночуем в Гомеле.

Утром по программе богослужение и посещение мэра города. У храма встречает епископ Аристарх, бывший насельник Троице-Сергиевой Лавры, мой большой друг. Много лет вместе с ним мы несли послушание у покойного Святейшего Патриарха Пимена. Возжигаем свечи в руках молящихся, после литургии вместе идем в горисполком. На стене в кабинете мэра карта радиоактивного загрязнения. Самое большое "грязное пятно" на Гомельской области. Разговор идет в минорных тонах, продолжаем тему прекрасной проповеди владыки Василия об адском огне, являющем плоды дел грешных людей, и противопоставляем атомному огню Благодатный Огонь от Гроба Господня - свидетельство любви и Промысла Божия о мире.

Еще в Почаеве меня предупредил по телефону митрополит Филарет, что в Минске он готовит торжественную встречу паломнической группы с Благодатным Огнем, и просил быть точно к шести вечера. Сделать это было просто, так как по Белоруссии нас постоянно сопровождала машина ГАИ, и они все время по рации держали связь с Минском. Нам везде давали "зеленый свет".

В Минске на площади Освобождения тысячи народу. На небольшой трибуне председатель Верховного Совета Белоруссии В. Шушкевич с министром культуры в окружении творческой интеллигенции. Обращаюсь с кратким словом. Громкоговоритель разносит эхо по всей площади. После кратких речей В. Шушкевича и митрополита начинается Крестный ход через центр города к кафедральному собору. Звучат духовные концерты - их исполняют на перекрестках улиц хоры консерватории, радио и телевидения... Крестный ход сопровождает радиомашина с записью колокольного звона и пасхальных песнопений. Впереди духовенства в национальных костюмах идут дети с букетами цветов. На улице у собора служится пасхальная вечерня. Во время пения "Свете тихий..." входим в собор и возжигаем приготовленные лампады и сотни свечей...

После богослужения видно, как народ по улицам города в самодельных светильниках уносит дорогой огонек себе домой. Завершилось торжество праздничным ужином...

На следующее утро митрополит Филарет принял нашу группу в своей резиденции, где мы также возжгли свечи в крестовом храме. Воспользовавшись возможностью, созвонился с митрополитом Кириллом, договорились о встрече Огня в Смоленске, взял благословение послужить в соборе. Был уже канун святителя Николая. Покидая гостеприимную Белоруссию, сделали остановку в Орше, где встретились с епископом Димитрием.

На границе Смоленской области встречал русский народный хор в национальных костюмах с хлебом-солью и гармошкой. В Смоленск приехали поздно, всенощная уже кончилась. Возжгли лампаду у чтимой Смоленской иконы Богоматери. На ночь разместились в городской гостинице.

Смоленский кафедральный собор, где мы служили и молились на праздник святителя Николая, известен своей помпезностью и внушительными размерами. Прекрасно пел архиерейский хор. Обратил внимание на большую группу детей с воспитательницей. Объяснили, что это целый класс пришел на исповедь. Исповедь, естественно, была общая, а меня попросили причащать в правом приделе. Классная наставница, в джинсовом костюме и брюках, выстраивала детей в цепочку и "руководила"... Лишь некоторые дети, буквально три-пять человек, подходили к святой чаше с должным благоговением. Для остальных это, очевидно, ассоциировалось с очередным массовым мероприятием. Будет ли духовная польза от подобного посещения-храма? Сомневаюсь. Сама "классная дама" к чаше не подошла.

После литургии в соборном доме был праздничный обед, на котором археолог Сергей Алексеевич Беляев подробно рассказал об обретении мощей Святейшего Патриарха Тихона. Он принимал самое активное участие в этом торжестве нашей Церкви и на протяжении всего нашего маршрута с удовольствием делился радостными воспоминаниями со всеми интересующимися. После трапезы выехали в сторону Москвы.

Было 8 часов вечера, когда мы подъезжали к стенам древнего Донского монастыря. В святых вратах многочисленные встречающие с хоругвями, иконами, свечами. Проследовали сразу в Большой Собор к раке с мощами святителя Тихона. Зажгли лампады, свечи. Вновь и вновь приходится кратко рассказывать о проделанном паломничестве...

Эту ночь все ночевали дома, а на следующий день после полудня выехали от московской гостиницы "Космос" в Троице-Сергиеву Лавру. Время позволяло, и мы посетили по пути Радонеж. В четыре часа дня была устроена торжественная встреча Благодатного Огня на площади перед Лаврой. После небольшого приветствия проходим сразу в Троицкий Собор ко святым мощам Преподобного Сергия. Служу молебен и возжигаю одну из лампад у раки Преподобного. Братия монастыря с отцом Панкратием несут Огонь по келиям, а я со студентами со своим светильником иду в Академию.

24 мая, в праздник святых равноапостольных Кирилла и Мефодия, рано утром выезжаем в Москву. При въезде в столицу у храма святых мучеников Адриана и Наталии многочисленные молящиеся с причтом вышли встретить Благодатный Огонь. Останавливаемся и зажигаем фонарь во главе Крестного хода.

В Кремль, где в Успенском соборе будет совершена божественная Литургия Святейшим Патриархом, входим под звон колоколов Ивана Великого через Троицкие ворота. Здесь паломников встречают с иконой святых Кирилла и Мефодия устроители торжеств. Среди них скульптор Вячеслав Клыков.

Медленно, в окружении многотысячной толпы, поднимаемся на соборную площадь. Святейший Патриарх с собором архиереев и духовенства встречает Благодатный Огонь на паперти Успенского Собора.

Епископ Василий обращается со словом к Святейшему, в котором говорит о выполнении послушания, о тех трудностях, которые пришлось перенести, и о той помощи Божией, которая ежедневно являема была нам в течение всего месяца. Перед всей соборной площадью зажигаем пучок свеч от Благодатного Огня.

Святейший Патриарх со светильником входит в Успенский Собор, начинается праздничная божественная Литургия. Лампада с Благодатным Огнем, возженная у Гроба Господня и предназначенная неугасимо гореть на Славянской площади, стоит перед образом Владимирской иконы Богоматери - покровительницы Москвы.

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко