Архипастырь Сибири

Содержание

Часть III

СЛОВО АРХИПАСТЫРЯ

 

ПРОТИВОСТОЯНИЯ

 

  (интервью)

- Ваше Преосвященство! Наши дни, наверное, самые тревожные в XX столетии. Если раньше возникали и концентрировались какие-то локальные опасности и касались они не всех народов и стран, то современные опасности угрожают всему человечеству. Даже мировые войны не создавали столь великой напряженности, какую создает нынче глобальный экологический кризис или духовный распад "общества потребления", наступление антихристианских сил.

- Все познается в сравнении, и потому, прежде чем дать оценку тому или иному факту жизни, необходимо условиться, что для нас является эталоном стабильности, относительно чего мы рассматриваем ту или иную ситуацию в личной и общественной жизни.

Для меня как для христианина, полагающего в основание своего видения мира святое Евангелие, или Божественное Откровение, прежде всего важно отметить, что в мире всегда было, есть и будет противостояние света и тьмы, добродетели и греха. Существует истина Божия, проводником которой является для всех людей Церковь, основанная Самим Господом нашим ради спасения всех грешников, независимо от времени и места их жительства. Так же существует и реально проявляет себя "правда мира сего", коренящаяся в злой воле "отца лжи" - диавола. Во все времена люди чувствовали противоборство этих двух начал в своем сердце и должны были сделать выбор: с кем они, с Богом или с диаволом?

Прошли уже многие века этого противостояния, и только одному Богу известно, сколько еще будет существовать мир. Откровение говорит нам, что противостояние будет иметь место до конца и что "врата ада" не одолеют Церковь Христову, хотя в последние времена оскудеет вера. И все же я бы не стал выделять наше время как "самое тревожное", ибо твердо верю, что Господь попускает нам быть испытанными в меру наших сил и не дает испытаний непосильных. Если же люди оказываются в беде, пытаясь только своими силами улучшить ситуацию, забывая слова Господа, что "без Мене не можете творити ничесоже" (Ин. 15, 5), то это говорит лишь об их гордыне и бездуховности.

- Тенденциями объединения и разъединения, сложения человеческих сил и их злоумышленного рассеяния мир всегда был полон. Именно необходимость объединения выдвигает в качестве своего главного оправдания экуменизм. Как Вы воспринимаете экуменическое движение? Какова основа у него?

- Стремление к общему единству похвально, так как созвучно воле Божией, выраженной в словах Спасителя: "Да будут все едино... как Мы едино" (Ин. 17, 21-22). В основе этого стремления лежит, конечно же, врожденное чувство гармонии всего мира с Творцом. Но грех, исказивший человеческую природу и отразившийся на всем, накладывает свой отпечаток на экуменическое движение. Лично я воспринимаю экуменическое движение как Богом данную возможность грешным людям ближе узнать друг друга в контексте различных национально-духовных традиций.

Мне кажется, что всем нам надо почаще благодарить Создателя за ту духовную среду, в которой нам суждено жить, и одновременно осознать, что лично от человека совершенно не зависит то, что он, например, родился в России и стал православным, а его брат во Христе родился в Италии и стал католиком. Будем помнить призыв апостола Павла: "Непрестанно молитесь, за все благодарите". Верю, что если экуменическое движение будет проходить под этим девизом, то духовный капитал участников умножится и не будет лишним в день всеобщего Суда.

- Что же, на Ваш взгляд, произошло с христианской Церковью в начале второго тысячелетия от Рождества Христова? Разделение ли Церкви было или отпадение западных народов от первохристианского, апостольского учения? Экуменисты утверждают, что каждая ветвь христианства хранит в себе лишь часть Божественной Истины. Но Истина по природе своей неделима... Не ложь ли - "часть истины"?

- Церковь как мистическое Тело Христово неделима и даже при наличии многих конфессий остается единой. Это один из основных моментов нашего вероисповедания.

Что же касается "первохристианского, апостольского учения", то надо понимать, что спасаемся мы не учением и не ради нового учения воплотился Сын Божий, а спасение происходит через соединение с Самим Христом в Его Церкви. Это акт таинственный и постигается не интеллектом - инструментом исследования учений, а верой, которая проявляется через конкретные добрые дела любви. Кто богаче добродетелью, тот и ближе к Богу. Нам надо постоянно помнить, что в оный день, когда Господь будет судить мир, Он будет выносить свой справедливый приговор не движениям и партиям, не конфессиям и народам, а душе каждого отдельного человека. Критерием праведности, как говорится в Евангелии, станет сумма добрых дел, дел милосердия, которые будут свидетельствовать о том, что человек в своем земном бытии "в меру возраста Христова" стяжал благодать Божию и стал возлюбленным чадом Божиим.

- Простите, Владыка, но в Священном Писании сказано: "Созижду Церковь Мою, и врата ада не одолеют Ее". Речь идет именно о Церкви, а не о личности. Именно Церковь - ковчег спасения. Кому под силу попрать это установление?

- Никому не попрать. Действительно, эти слова Спасителя являются для каждого верующего источником надежды на милосердие Божие, однако весьма актуально всегда звучит вопрос о границах Церкви. Можем ли мы окончательно определить их? Ведь Церковь - мистическое Тело Христово, а положить предел действию благодати Божией человек не вправе. Поэтому окончательное членство церковное может определить только Господь.

- Но согласитесь, Ваше Преосвященство, подлинная консолидация как национальной, так и общечеловеческой жизни невозможна без мировоззренческого, духовно-нравственного единства. Вокруг чего же объединяться? Коли нет опоры, то тогда бессмысленны, если не смешны, все устремления к такому единству. Или все-таки наше дело стремиться к нему, а там будь что будет?

- В вашем вопросе опять звучит, скажем так, земное начало. Бог существует вне времени и пространства, для Него не существует национальных, сословных и иных условностей. Мерило у Бога совершенно иное, и то, что падший разум именует "бессмысленным", а то и "безумным", в плане Божественного домостроительства может стоять на первом месте. Об этом прекрасно сказал апостол Павел, что христианская проповедь о Христе распятом для иудеев - соблазн, а для эллинов - безумие, но от этого сила Божия не умаляется. Поэтому всякое стремление к единству и гармонии - осознанное или нет - должно приветствоваться.

- Ныне идеи универсализма в большой моде. В политической сфере они выражены в концепции мондиализма. Итог здесь - мировое государство и мировое правительство. В культурной - чаяния единой на все человечество мировой культуры. Коль скоро культура происходит из культа, религия - ее основной источник (нет же и не было безрелигиозных культур), то заботы экуменистов о единой мировой религии - логическое следствие мондиализма. Каким Вам представляется место нашей Церкви в обозначенных процессах?

- Отчасти я уже ответил на этот вопрос, а что касается места нашей Церкви в "обозначенных процессах", то, мне кажется, мы не должны обманывать самих себя. Да, когда-то Отчизна наша именовалась Святой Русью, сегодня же мы должны осознать всю глубину падения и богоотступничества, в которой оказался наш соотечественник. И как бы нам ни хотелось сегодня думать, что у России особая миссия в процессе духовного становления всего человечества, я бы воздержался от этих прогнозов. Наверное, надо сегодня усилить молитву, чтобы Господь открыл Свою святую волю как можно большему числу наших соотечественников.

- Россия в ходе "культурной революции" XX века оказалась духовно обескровлена всевозможными экспериментами. Оттого она так легко ныне погрузилась в душегубительную волну сатанинской масс-культуры. Теперь экуменисты зовут нас в мировую "духовную революцию". Вновь грезы всемирного братства, но во Христовой ли истине? Что дает количественное, географическое единение? Сегодня масс-культура, завтра - масс-религия? Что Вы думаете по этому поводу, Владыка? Кто защитит православного человека от новой напасти?Государство, общество, Церковь? Дело у зарубежных экуменистов уже дошло до оркестров "христианского джаза", рок-музыки в составе богослужения. Рукополагаются женщины... Церковная жизнь выравнивается с мирской...

- Все это говорит лишь о том, что противостояние добра и зла идет по возрастающей, что, собственно, предсказано Божественным Откровением. И никакой "новой напасти" нет, а есть уже упомянутое нами противостояние света и тьмы. Для всех выход из этой трагической ситуации один - обретение Бога в своем сердце. Но путь к Богу тернистый. Евангелие говорит, что Царство Божие приобретается через усилие, через борьбу, и не все люди готовы идти этим путем. Отсюда и привлечение в Церковь чисто мирских атрибутов, упоминаемых вами, - джаза, рок-музыки и прочего.

Путь к Богу должен начинаться со смирения и полного вручения себя в руки Божий. Если этого нет, то человек берет на вооружение все доступные ему средства, которыми, как ему кажется, он может изменить жизнь к лучшему. Но на самом деле он вновь строит Вавилонскую башню... Религия для таких людей не духовный стержень всей жизни, а лишь один из многих способов обустроить комфортно свою жизнь.

- Допустимы ли какие-нибудь догматические, канонические, литургические и иные уступки экуменистам?

- Этот вопрос звучит слишком широко, и на него однозначного ответа быть не может. Говоря об "уступках экуменистам", мы тем самым как бы уже отделяем себя от них и поставляем на определенную, для них недосягаемую высоту. Это горделивая позиция, опять же предполагающая самостоятельное устроение гармонии мира. Надо помнить ревность о спасении своих собратьев апостола Павла, который готов был отказаться от самого Царства Небесного, если его единокровные братья останутся вне его пределов (Рим. 9, 3). На первое место следует ставить всегда душу человека, ради нее умер на кресте Спаситель и для нее Воскресением Своим открыл двери рая. Все остальное вторично.

- Но ведь Православие по своей сути является учением универсальным, вселенским. Чем отличается от него так называемый Женевский экуменизм Всемирного Совета Церквей?

- Когда Господь, обращаясь к Своим верным последователям, сказал: "Не бойся, малое стадо" (Лк. 12, 32), - я не думаю, что Он имел в виду конкретную общину, живущую в данное время в каком-то конкретном месте. Истинные последователи Христа Спасителя были и будут всегда и везде, но знает это "малое стадо" только Сам Господь. Нам же полезно помнить, что во Христе "нет ни эллина, ни иудея, ни раба, ни свободного, ни мужеского и женского пола" (Кол. 3, 11). То есть наши земные критерии в вопросе вечного спасения не могут быть использованы.

Разномыслие было и будет всегда. Было оно и во время земного служения Господа и, наверное, Его ученики, весьма похожие на нас, очень хотели единообразия во внешнем служении и потому указывали Христу на соблазняющие их противоречия и просили Его сказать Свое слово об имеющихся фактах разногласий. "Наставник! мы видели человека, именем Твоим изгоняющего бесов, и запретили ему, потому что он не ходит с нами". Иисус сказал [апостолу Иоанну]: "Не запрещайте, ибо кто не против вас, тот за вас" (Лк. 9, 49-50).

Поэтому, если мы будем постоянно иметь в виду, что наши суждения, какой бы области жизни они ни касались, несовершенны, а также помнить, что Христа не смутило, что человек, творивший Его именем чудеса, внешне не принадлежал к апостольской общине, то есть смиренно отдадим соблазняющие нас вопросы на Суд Божий, сохраняя при этом мир в сердце и твердую веру в то, что Господь всех призывает в Свое Царство, то мы не погрешим.

Я специально не хочу комментировать так называемый Женевский экуменизм, так как не считаю свое мнение окончательно сформировавшимся и достойным публичного обсуждения. Отмечу только, что для Христа более важным было, как это видно из вышеприведенной цитаты, свидетельство о силе Божией, исцеляющей недуги душевные и телесные, освобождающей человека от демонских оков, нежели внешнее проявление единства его последователей. Да, сейчас многих смущает то, что проповедующие благую весть о Царстве Небесном, явно являющиеся проводниками всесильной благодати Божией, "не ходят с нами", но это еще не значит, что они вне святой Церкви, в которой совершается наше спасение.

- Но в 1948 году Русская Православная Церковь отрицательно отнеслась к экуменическому движению, к его первой, Амстердамской, ассамблее и к созданному тогда Всемирному Совету Церквей (ВСЦ). В 1961 году, в хрущевскую эпоху с новыми гонениями на религию, Русская Церковь вступила в ВСЦ. Единства во взглядах на этот шаг не было тогда, нет его и теперь. Ни в высшем священноначалии, ни в епископате, ни среди священников и мирян. При этом позиция "против", как показывает опыт, более свойственна церковным "низам". Эта тенденция подтвердилась и на последнем Архиерейском Соборе. Каково Ваше мнение?

- Эти вопросы требуют большого времени для глубокого осмысления. Они слишком еще горячи, и их немедленное и, так сказать, бесповоротное разрешение лишь прибавит страстей и соблазнов. Думаю, что решение подобных вопросов есть задача будущего Поместного Собора Русской Православной Церкви.

[Советская Россия. 1996. № 133 (14 ноября).]

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко