Архипастырь Сибири

Содержание

Часть II

ГОСПОДЬ ПРИЗЫВАЕТ К СЕБЕ

Глава IV

"ОН ОСТАЛСЯ С НАМИ"


МАТЬ И СЫН

 

  В октябре минул год со дня кончины Преосвященнейшего епископа Сергия. Поклониться бердской могиле тогда приезжал человек, чье сердце нерасторжимыми узами привязано ныне к нашей сибирской земле - мать Владыки, Наталья Николаевна Соколова. Пробыла она в Новосибирске лишь неделю, но многих любивших и чтивших Владыку смогла принять, утешить и обогреть. Посчастливилось беседовать с матушкой Натальей и мне.

"Как сыночек мой здесь косточками своими лег, все вы, новосибирцы, мне родными стали"

(Из письма Н. Н. Соколовой)

Знакомство с Натальей Николаевной началось у меня заочно. Прочитав ее книгу "Под кровом Всевышнего", все хотела я написать автору письмо со словами благодарности, - так правдиво и трогательно описала матушка Наталья жизнь своей семьи. Но духу вступить в личный диалог у меня не хватало. Пока однажды моя знакомая раба Божия Галина не протянула мне после службы на родительскую субботу стопку писем, в основном, прихожанам Вознесенского кафедрального собора. Я было стала отнекиваться - мол, не мне адресованы, но Галина меня убедила прочесть эту корреспонденцию. Оказывается, Наталья Николаевна после кончины Владыки ведет оживленную переписку с Новосибирском. Письма ее, содержащие бездну доброжелательности, мудрости, ксерокопируются, переписываются не один раз и находят читателей во многих уголках нашей епархии. Часто Наталья Николаевна начинает со слов: "Родная моя!.." Сколь великое нужно иметь сердце, чтобы, отвечая на множество писем, так тепло, ласково писать вновь и вновь, зачастую незнакомым людям, отвечать на бесконечные вопросы и всем без исключения дарить любовь.

"Прежде всего хотела бы в Новосибирске с мамочками встретиться: крест многочадия - самый тяжкий"

(Из личной беседы)

О воспитании чад Наталья Николаевна может говорить бесконечно, помнит каждую мелочь о своих детях. Называет их только любовно - Симочка, Феденька, Катенька... Сколько скорбей пришлось претерпеть матушке, пока она вырастила их! И потому как осмыслить, понять Промысл Божий об этой женщине? Самое страшное - хоронить своих детей, да еще таких любящих, горячо любимых, Господу благоугодивших. Но в душе Натальи Николаевны нет места ропоту, безысходной тоске. Она говорит, что ей нельзя умирать: столько нужно собрать, обобщить и издать - писем, проповедей, мыслей из духовного наследия ее покойных сыновей. Воистину, величие горя не в слезах, не в печали, не в мрачной тоске. Нужно достойно христианина нести и дальше свой крест. В дни скорбей Наталье Николаевне удалось наполнить свою жизнь еще большим духовным смыслом. Теперь, как никогда, она чувствует близость своих безвременно ушедших родных, у Господа черпает утешение, непрестанно молясь и смиренно за все благодаря. Хочется привести строки из письма матушки:

"Дорогая моя, мне смешно, когда ты меня "сильной" называешь в письме. Духом и телом я слаба совсем. Расстраиваюсь от искушений, которые кругом, на каждом шагу... Не у меня, так у тех, за кого я переживаю, молюсь... Их горе - мое горе. А телом я слаба: только два килограмма нести могу, а тяжесть подниму - качаюсь, падаю... Вот и езжу с каталочкой на колесиках, правда, по лестнице на станции трудно ее поднимать, в автобус тоже. Ну, кругом люди добрые, попросишь - всегда помогут. А просить машину у знакомых и родных - стесняюсь и боюсь. И время у всех дорого, и бензин... А сколько расшибаются! Так вот сама и ползу тихонько, все меня обгоняют. И на душе часто тоска, часто слезы душат... Только молитвой и утешаюсь, читаю псалмы. И как Господь утешает! Вот приехала из Новосибирска монахиня Мария. Так за мной ухаживала, как никто в жизни моей! Или кто из чад духовных Владыченьки моего приедут и обогреют меня, и чувство - словно сам сыночек в гостях был... А о переживаниях за детей скажу: вручи их, как и всю жизнь свою, Господу Богу. Он их вам дал и еще даст, и властен во всякий час взять их. Принимай дитя и расти для Царствия Божиего. Оно должно начаться в их душеньках здесь, на этой земле. Они будут отцу и маме подражать: так же проявлять настойчивость, так же огорчаться, так же шуметь, так же смиряться, так же молиться... Будь, родная, им примером всегда и во всем... Ты живешь для них, а они тоже будут стараться вас радовать. Любовь жертвенная, доверие, воздержание от излишеств - вот на этом и стройте с батюшкой свое счастье. Оно - в Боге. Когда благодать касается сердца и чувствуешь руку Всевышнего над собой, то радость на душе и ничто не тяжело. Но благодать испрашивать надо постоянной молитвой, иначе она от суеты и греха мира быстро уходит... Тогда - тоска и страх".

"В детстве Владыченька часто говорил: я монах..."

(Из бесед с Н. Н. Соколовой)

По словам матушки, наш покойный Владыка любил повторять: "Я - не милиционер, за руки людей хватать". Он никогда не стремился к наказанию, а "брал" искушения и скорби ближних на свое сердце и молился о вразумлении заблудших. Если человек каялся, его прощал, но если на других вину перекладывать пытался, то тогда тщательное выяснение следовало обязательно. И всегда Господь все Сам, Своей рукой, по своим местам расставлял. Владыка Сергий говорил, что человека нужно не обличать, а "нравственно подымать", а как осознает и заплачет, пусть идет себе с Богом. Подчиненные и духовные чада епископа Сергия рассказывали, что когда он был инспектором Московской Духовной академии в течение многих лет, никто не слышал, чтобы Владыка повысил голос или обидел кого-нибудь.

Пришлось нашему покойному епископу узнать не понаслышке и тяготы многодетности. Один из своих отпусков Владыка провел в Гребневе, в Подмосковье, вместе со своими маленькими племянниками. По своему человеколюбию епископ Сергий отпустил старшего брата - отца Николая - уехать с беременной матушкой на Кавказ, так как по необъяснимым причинам у нее на фоне беременности разыгралась страшная аллергия. Матушку нужно было временно увозить из Москвы, где над ней, пока буйно цвели травы, висела угроза удушья. Потому-то Владыка Сергий и Наталья Николаевна целый месяц пестовали двух малышей пяти и двух лет, борясь с детскими недомоганиями и простудами, сталкиваясь ежечасно с реалиями сельского быта, так как все время приходилось ликвидировать последствия близости скотного двора, куда малышей тянуло просто неодолимо. Владыка ни разу не посетовал, не высказал усталости. Однако после признался, что ожидал приезда брата с нетерпением, так как семейная жизнь казалась ему тяжелей архиерейского креста.

Владыка со всеми простился

В последний свой визит домой, за полтора месяца до кончины, епископ Сергий видел маму совсем мало: так насыщен был его график.

И в эти дни он благословил брак старшей дочери своего покойного брата отца Феодора с семинаристом (ныне отцом Михаилом), а когда уже на улице прощался с осиротевшими малышами отца Феодора, выстроившимися перед окнами, все дети, попечение о которых Владыка в последнее время взял на себя, расплакались со словами: "Владыка больше не придет!.."

В Донском монастыре, во время перенесения мощей Патриарха Тихона из летнего храма в зимний, Владыка встретился со многими своими друзьями и духовными чадами. Самым близким епископ прямо говорил: "Мы видимся в этой жизни с Вами в последний раз".

Наталья Николаевна призналась, что с тех самых пор как сын уехал на Новосибирскую кафедру, она прощалась с ним всегда, как в последний раз. И вот в последний его приезд матушка спросила своего Владыченьку, даст ли Господь им вновь свидеться.

"Я ведь всякий раз возвращаюсь и теперь вернусь, мама, ведь ты знаешь, нет расставаний слишком длинных: ведь жизнь - вечная!" - ответил Владыка. Конечно, любящему сыну было невозможно открыть матери, что она видится с ним в последний раз.

Мать так уговаривала Владыку остаться до 15 октября, на Лизочкину с Мишенькой свадьбу, но он отказался: "Я - монах, веселье и свадебный пир - не для меня".

Так свадьба и похороны оказались в семье Соколовых совсем рядом.

"Жизнь ведь слишком коротка, чтобы проводить ее праздно"

(Из писем Н. Н. Соколовой)

У Натальи Николаевны пятнадцать внуков. Правнуку Феденьке пошел второй год. Кроме того что матушка дарит всем им свою любовь и заботу, два раза в неделю она ведет уроки Закона Божиего в общеобразовательной школе, где учатся более тысячи детей: "Слушают, ловят каждое слово, хватают меня в коридорах, ждут и обижаются, если не могу с ними беседовать".

Можно понять этих деток. Общение с Натальей Николаевной - переживание незабываемое! Помнятся ее удивительной доброты глаза, полные силы и оптимизма глаза матери, энергичной женщины, и горячее рукопожатие, и ласковое обращение: "Родная моя".

Спасибо Наталье Николаевне за щедрость душевную, спасибо за Владыку Сергия и дай Бог ей еще многая и благая лета!

Анна Ромашка

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко