Архипастырь Сибири

Содержание

Часть II

ГОСПОДЬ ПРИЗЫВАЕТ К СЕБЕ

Глава III

УТЕШЕНИЯ


ПИСЬМО РАСКАЯНИЯ

 

  "Прошел год со дня смерти Владыки Сергия. По случаю этой годовщины была совершена поминальная служба, устроен концерт, вышел специальный выпуск "Епархиального Вестника". Было сказано немало хороших, искренних слов. Из всего этого складывалось впечатление, что все Владыку любили и что во время его пребывания в Новосибирске окружен он был заботой и почитанием.

Но это не совсем так - просто никому не хотелось вспоминать, что в течение пяти лет наш епископ жил в жесткой атмосфере противостояния и непонимания. Самих непонимающих и противостоящих было не так много, но они были активны, баламутили всю епархию и доставляли Владыке немало неприятностей. Долго я решался, писать или не писать об этом. Но все же решил, что если промолчать, то значит - солгать.

Честно скажу, что поначалу Владыка Сергий внешне проигрывал предыдущим архиереям. Выглядел он несколько растерянным от навалившихся хозяйственных дел. Во всем чувствовалось, что ему, монаху, тяжело было вникать в проблемы кирпича, бетона и землеотводов. Ему хотелось духовного общения, его привлекала молодежь. Но первый же опыт общения с сибирской молодежью оказался неудачным. Привыкнув в Москве жить в атмосфере духовных споров и уважения различных мнений, он не учел, что в Новосибирске Православие возрождалось практически на голом месте и что местное священство в большинстве своем - неофиты, воспитавшиеся на советских принципах: шаг вправо, шаг влево - расстрел. Тон в епархии задавали священники, считавшие свои взгляды и суждения образцом Православия, но так и оставшиеся в душе бывшими. Бывшие преподаватели, парторги, музыканты, торговые работники. Много было несостоявшихся медиков, рукоположенных практически на следующий день после получения диплома. С этими бывшими и столкнулся Владыка впервые на молодежной встрече в загородном православном лагере.

Я просматривал видеокассету той встречи. То, что говорил тогда Владыка, сейчас можно прочитать и в книгах, и в православной прессе, и на православных форумах. Но в то время это звучало несколько необычно. Самое интересное, что Владыка не выдавал свои слова за последнюю инстанцию, а предлагал дискуссию собравшейся молодежи и священству. Однако дискуссии не последовало. Все молчали. Молчали, чтобы затем начать активную борьбу против своего епископа. Правда, борьбу тайную, подковерную, подключив душеновскую газету "Русь православная".

Началось с публикации интервью Владыки по поводу экуменизма. Отвечал он осторожно, говоря, что тема эта настолько горячая, что он даже не берется делать каких-либо категоричных заявлений. Однако зловещую роль сыграл пиаровский ход г-на Душенова: помещено было интервью рядом со статьей под названием "Никодимовщина" с обвинением в экуменизме покойного митрополита Никодима (Готова). Такое сочетание дало свои результаты. По городу поползли слухи. Нашего Владыку обвинили в экуменизме.

По этому поводу вспоминается забавный случай. Через несколько дней после этой публикации в Епархиальном управлении я столкнулся с одним батюшкой. Вид у него был необычайно возбужденным. "Помолитесь за меня, - сказал он, - я иду на встречу с архиереем и готов пострадать. Хочу высказаться против экуменизма, в "Руси православной" была статья "Никодимовщина", где наш Владыка выступил за экуменизм". "Помилуйте, батюшка, - спросил я рвавшегося на Голгофу священника, - а саму-то статью Вы читали?" "Да нет, но мне про нее говорили", - был ответ. Получилось, как в старые советские времена: "Я эту статью не читал, но я ее осуждаю". Стоит ли добавлять, что вид у того батюшки после выхода из архиерейского кабинета был несколько обескураженным. Надо полагать, Владыка Сергий поддержал его антиэкуменические настроения.

Следующим испытанием для епископа Сергия было открытие католического костела в центральной части Новосибирска. Начал строиться костел еще в восьмидесятые годы при митрополите Гедеоне, освящение же пришлось на время архиерейства епископа Сергия. Как и полагается, согласно протоколу Владыка написал католикам приветственное письмо. Это послужило поводом для нового витка клеветы. "Русь православная" разразилась очередной статьей, где епископа Сергия обвинили в пособничестве католическому прозелитизму. Под статьей, написанной в разнузданном тоне, стояли фамилии, незнакомые для большинства православных Новосибирска. Однако к тому времени уже определились идейные вдохновители противников правящего архиерея.

Как на все это реагировал епископ Сергий, свидетельствует следующее. Как-то я попал к Владыке на прием. На столе лежала стопка писем. "Вот видите, - сказал Владыка, - это мне пишут мои друзья и знакомые. Возмущаются моей экуменической и прокатолической деятельностью". "И что Вы им отвечаете?" - спросил я. - "А я им пишу: не читайте газеты, читайте Евангелие", - ответил Владыка. В таком же духе он как-то ответил (уже не мне) на вопрос, как он думает бороться со своими недоброжелателями? - "Как всегда - молитвой".

Не хочется вспоминать плохое, но, к сожалению, его было немало. И отвратительные анонимки, рассылаемые по приходам, и гнусные шушуканья среди мирян, вдохновляемых своими духовниками. Среди недовольных деятельностью и словами Владыки люди были разные. Единственное, что их объединяло, - это трусость. Владыка Сергий был всегда открыт для диалога. Но диалога не было. Оппоненты предпочитали анонимки.

Когда Владыки не стало, у многих открылись глаза. Немало моих знакомых запоздало каялись в несправедливом отношении к своему архипастырю. Было в чем каяться и мне. Только после его смерти мы осознали, кого потеряли. Да, он не отличался хозяйственной хваткой, но после его смерти вдруг обозначился масштаб активного храмостроительства по всей епархии. И мы воочию убедились, что значит молитвенная поддержка архипастыря. Многие считали его непоследовательным в поступках. И только потом причина кажущейся непоследовательности объяснилась непомерной любовью ко всем нам. Он никого не хотел обижать. Он не переносил ссор и дрязг, мы же шли к нему со своими дрязгами и счетами друг ко другу. Мы позволяли себе навязывать правящему архиерею свой взгляд на ту или иную внутриепархиальную проблему, давать нелицеприятные характеристики своим оппонентам. Он нас выслушивал, принимал к сведению и мы, окрыленные поддержкой, ждали его решений в нашу пользу. Потом выяснялось, что и наши оппоненты также выходили из архиерейского кабинета окрыленными. Это воспринималось нами как непоследовательность действий Владыки. А он просто всех нас жалел и любил. Любил искренне и нелицемерно.

Прошел год со дня смерти епископа Сергия. Мы все уверены, что душа его находится в селениях праведных рядом с Господом. Но отчего не утихает боль утраты, отчего наворачиваются слезы при взгляде на фотографию Владыки? Скорее всего, это слезы позднего раскаяния, так как все мы, каждый в свою меру, приблизили час его кончины".

Валерий Мельников

20 октября 2001 года

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко