Архипастырь Сибири

Содержание

Часть II

ГОСПОДЬ ПРИЗЫВАЕТ К СЕБЕ

Глава III

УТЕШЕНИЯ


Преосвященному Сергию

ПЕСНЬ МОНАХИНЬ

 

  В далекой епархии мудрый святитель,

Любимый всегда и любимый везде,

Недолгий свой путь он прошел, небожитель,

От юности самой трудясь во Христе.

 

В обители Троицкой путь вдохновенный

Он начал, и иноки помнят о нем.

Затем Патриарха келейник смиренный,

О, сколько заботы и ночью и днем!

 

Он с именем Сергий стал иноком верным

В той Лавре, где Сергий иной опочил.

Послушником был Патриарху примерным,

Ни разу Святейшего не огорчил.

 

Он был с Патриархом всегда и повсюду,

В любую дорогу его провожал,

Но как послушание не было трудным -

Учебу духовную он продолжал.

 

Шли годы, он был при Святейшем бессменно,

Семнадцать он лет Патриарху служил,

Служил бы и дальше ему несомненно,

Но Промысл Господний иное судил.

 

Закончилось трудное это служенье -

Годами преклонный уже, Патриарх

Окончил свой путь, свое крестоношенье

На Сергия нежных, сыновьих руках.

 

Но тяжкие смуты в Отчизне настали,

И чтоб благодать для Руси обрести,

На Землю Святую Владыку послали,

Оттуда священный огонь привезти *.

 

(*Речь идет о поездке на Святую Землю епископа (тогда архимандрита) Сергия в апреле - мае 1992 года.)

 

Немало препятствий встречалось в дороге,

И все же, Земле поклонившись Святой,

Вернулся на Русь - позади все тревоги,

Огонь благодатный привез он с собой.

 

А далее - новое ждало служенье

На кафедре Новосибирской земли,

Земли, что так жаждала возрожденья...

Последние годы там жизни прошли.

 

Пять лет в непрестанном труде, попеченье -

Обители встали на месте пустом.

Себя не жалея, трудился в смиренье,

Для всех был примером и добрым отцом.

 

Преграды молитвой встречал и усердьем,

Любовью он паству свою согревал,

И многих коснулось его милосердье -

Границ милосердью Владыка не знал.

 

На подвиг монашеский подлинно вышел,

Молиться часами мог - ночью и днем...

И, видно, молитвы Всевышний услышал,

И воля Господня свершилась о нем.

 

Быть может, о чаше своей он молился

И Бога просил, чтоб ее миновать?

Но Промыслу Божию он покорился,

Терновый венец не заботился снять.

 

Сомкнулись навеки добрейшие очи,

Умолкли вещавшие правду уста,

Душа отлетела в объятия Отчи,

А тело осталось в земле у креста.

 

К Творцу своему воспарило творенье,

К Тому, жизнь Которому с детства отдал,

Кому посвятил он и мысль, и служенье,

В Чью волю благую себя он предал.

 

Вся жизнь человека - великая тайна,

Она приоткрылась слегка лишь потом,

Когда прочитали его завещанье,

В котором нам пишет Епископ о том,

Что где позовет его Бог Всемогущий -

Владыка не знает, но просит о том,

Чтоб в Бердске воздвигнуть последнюю кущу

Ему у алтарной стены под крестом.

 

"И буду считать это милостью Божьей,

Для Бога ведь нет расстояний нигде,

Молиться любой о душе моей сможет -

Господня любовь нас спасает везде.

 

У всех вас прошу я молитв и прощенья...

И знайте, что в смерти трагедии нет!

Ее победил наш Господь Воскресеньем

И всех нас зовет в невечерний Свой свет!

 

Нас вечная Пасха в Раю ожидает,

Мы встретимся с вами в сиянье Небес,

Где радостно лики святых воспевают:

Христос наш Воскресе! Христос наш Воскрес!"

 

Как ждали мы все дорогого Владыку

На праздник престольный у нас послужить!

Но верим, что с нами он духом молился -

Свое обещанье не мог он забыть.

 

Мы Богу свою принесем благодарность

За то, что Владыка такой у нас был,

И скорбь перейдет у нас в тихую радость,

Что скорби свои он теперь позабыл.

 

У Бога ему уготовано место,

В селениях райских, мы верим душой,

Где нет ни болезни, ни скорби, ни мести,

"С святыми, Создатель, его упокой".

 

Нас вечная Пасха в раю ожидает,

Мы встретимся с Вами во свете Небес,

Где радостно лики святых воспевают:

"Христос Бог - Воскресе! Христос Бог - Воскрес!"

 

Воистину Воскрес!

 

Сестры Михаило-Архангельского монастыря.

С. Шубинка. 2000 г.

 

 

Льется в душу свет лампадок -

О покое говорит...

В этот день в пресветлом храме

Среди близких мирно спит

Наш Владыка - так любимый,

Незабвенный, дорогой,

С детских лет Творцом хранимый,

Предан Церкви всей душой...

 

...Хор торжественный, печальный,

Сердце стискивает боль...

Словно шепот стен прощальный

Слышен: "Помним! Бог с тобой!"

 

р. Б. Ирина, Воскресенье, 22 октября 2000 года

 

 

Души чистые и цельные,

В этом мире тесно вам.

Ввысь, в просторы беспредельные

Вы стремитесь к небесам.

 

Там, в пространстве окружающем,

Счета времени уж нет.

Заливает все сияющий

И без теней вечный свет.

 

Теоремы все доказаны,

Нет гипотез, аксиом.

Все понятно, все показано.

Все и вся слились в Одном.

 

В том, Кто есть Причина сущего,

Кто Зиждитель и Творец,

Кто рукою всемогущею

Создал космоса дворец.

 

Хоть мы телом ограничены,

И уму пределы есть.

Но, душою возвеличены,

Воздаем благому честь.

 

Бесконечная, бессмертная,

Обретя душа покой,

На все тленное и перстное

Ты бросаешь взор другой.

 

Как ничтожным, мелким кажется

Все, оставленное тут...

Но на вечной жизни скажется

Наших душ тяжелый труд.

 

Новосибирский Епархиальный Вестник. 2000. № 12/23 (декабрь).

 

О всех, ушедших в мир иной,

Мы с грустью вспоминаем долго...

И, затаив утраты боль,

Испытываем чувство долга.

 

Как будто недодали им

Тепла души, жалея время,

И столь любимым, дорогим

Не облегчили жизни бремя.

 

О, если б время то вернуть!

Мы их не столько б огорчали,

Цветами устилали путь,

И верили бы, и прощали.

 

Но сокрушаться нет причин -

Связь душ реальна и по смерти,

И для того - молитвы чин,

И мы слышны усопшим, верьте.

 

Ведь для любви запретов нет,

Она всесильна, бесконечна,

И лишь она дает ответ:

Как всем нам жить? - вопрос извечный.

 

К Христу мы мысль свою стремим:

Отец Всеблагий, Всемогущий,

О всех моления прими,

В Твои обители идущих.

 

И там соединятся вновь

Навечно, верим, души близких,

Ведь Сам Ты - Жизнь и Сам - Любовь.

Всегда - вовеки, ныне, присно.

 

Л. П. Круглик

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко