Архипастырь Сибири

Содержание

Часть II

ГОСПОДЬ ПРИЗЫВАЕТ К СЕБЕ

Глава I

ПРЕД ЛИЦОМ ВЕЧНОСТИ


ФЕОДОР - "ДАР БОЖИЙ"

 

  (из откликов паствы)

"21 февраля погиб в автомобильной катастрофе протоиерей Феодор Соколов, настоятель Спасо-Преображенского храма в Тушине. Ушел из жизни добрый, трудолюбивый и мудрый священник, сотни прихожан лишились своего духовного наставника. Осиротела большая семья отца Феодора - жена и девятеро детей. Невозможно передать словами горе его матери.

Протоиерею Феодору Соколову был всего сорок один год. И по всем земным меркам ему бы еще жить да жить, но неисповедимы пути Господни... По христианским же понятиям человек умирает тогда, когда его душа более всего созрела для перехода в жизнь иную.

Федор Соколов родился в семье священника Владимира Соколова. Дед его по отцовской линии был диаконом. В тридцатые годы - годы гонения на Церковь диакон Петр был арестован и умер в тюрьме. Мама отца Феодора - Наталья Николаевна - из семьи известного духовного писателя, доктора химических наук, профессора Н. Е. Пестова, чьи книги считаются одними из лучших произведений русской духовной литературы XX века. А его "Современная практика православного благочестия" является уникальной сокровищницей практического духовного опыта.

Все пятеро детей Владимира и Натальи Соколовых посвятили себя делу служения Церкви. Сын Сергий в настоящее время - епископ Новосибирский и Бердский. Сын Николай - настоятель храма Святителя Николая в Толмачах (храм-музей при Третьяковской галерее). Дочери - Любовь и Екатерина - регенты церковных хоров. Младший сын Федор был десять лет настоятелем нашего Спасо-Преображенского храма.

"Дар Божий" - так переводится с древнегреческого языка имя Феодор. В замечательной автобиографической книге Натальи Николаевны Соколовой "Под кровом Всевышнего" много теплых страниц посвящено любимому младшему сыну.

"Около четырех часов утра появился на свет Федюша. Он закричал и сразу погрузился в глубокое обморочное состояние, в котором пребывал больше суток. Думается мне, что душе его был показан рай с его блаженством, потому что за Фединой душой я замечала с младенческих лет: "... Звуков небес заменить не могли ей скучные песни земли". Федя рос ласковым, доброжелательным мальчиком и вместе с тем очень самостоятельным. Я чувствовала его безграничную любовь, когда он бывал со мною в храме... Держать ребенка было тяжело, я опиралась на валик деревянной загородочки. Сидя на этих перилах, Федя засыпал, прижавшись ко мне. А на стене рядом нас охранял его ангел - святой великомученик Феодор Стратилат. (Отец Феодор и погиб в день своего святого - 21 февраля.) Федюша в возрасте двух-трех лет мог спать на службе под пение хора. Просыпался, целуя меня, довольный... С пяти лет он знал весь ход утреннего богослужения".

После окончания школы Федор Соколов служил в армии, в десантных войсках. Затем была учеба в семинарии. В те годы он познакомился со своей будущей женой, симпатичной и веселой девушкой, впоследствии - матушкой Галиной, которая родила ему за восемнадцать совместных лет жизни девятерых замечательных детей. Да не оставит Бог этих осиротевших ребят.

Десять лет назад священник Феодор Соколов был назначен настоятелем Спасо-Преображенского храма. (К этому времени он уже закончил Московскую Духовную академию.) Сейчас работы по восстановлению храма почти завершены. Красивый, величественный, нарядный, он виден издалека. Он - как бы над нашей суетой: рядом задымленное Волоколамское шоссе, шумная кольцевая автотрасса, грохочущая железная дорога. А он будто парит над всем этим, напоминая нам о душе нашей, о вечности, о Боге... Тогда же, в начале 90-х, от храма, построенного в 1886 году, оставались лишь четыре стены, и первые прихожане ставили свои свечки... в песок, горками насыпанный на земляной пол обезглавленной - без куполов и колокольни - церкви. Церковь возрождали многие люди: прекрасные талантливые мастера, художники, плотники, немало сделано было простыми прихожанами, но всегда, как вспоминают они, рядом был отец Феодор: он и чернорабочий, и штукатур, и прораб. А если его не было рядом, "всегда ощущалось биение его сердца" - так образно выразилась одна из прихожанок, которая ходила в этот храм с первых дней его открытия. "Хорошо помню первые богослужения в храме, - говорит она, - свечи в песке освещают немногочисленные иконы, а прихожане стоят и плачут от радости, что слышат, наконец, слово Божие от пастыря. Это слово всегда лилось свободно, горячо, проникновенно. Каждая проповедь отца Феодора помнилась долго. Казалось, и теперь в наших домах он смотрит на нас с портретов пытливо, настороженно, заботливо. А как он исповеди принимал! Многие будут помнить это до конца дней. Он был внимателен и строг. Но если он вдруг чувствовал хоть отголосок отчаяния в исповеди, то сразу как бы бросался на помощь. Голос его становился мягким, участливым, нежным. "Леночка, - говорил он мне, старой женщине, - успокойтесь. Господь Бог уже простил вас, забудьте о вашем грехе. Скоро Пасха, встретьте ее радостно. Вы свободны от этого греха..." Были и суровые назидания на некоторых исповедях. Но они всегда ощущались как справедливость, как оказание помощи в деле спасения души. Службы в храме, когда их вел отец Феодор, были возвышенными, ровными, ритмичными. Отец Феодор был как гениальный дирижер (простите за мирское сравнение). Он и реплики хору давал своевременно, и нами руководил, когда приходило время общей молитвы...

Как смириться с потерей любимого пастыря? В день его гибели, на утренней службе, он всем нам пожелал терпения и себе тоже..."

24 февраля отца Феодора похоронили рядом с его храмом, на месте возрожденной им святыни. В панихиде принимали участие архиереи Московской Патриархии во главе со Святейшим Патриархом Алексием II, священники Всехсвятского благочиния. Было много высших офицерских чинов: с 1995 года отец Феодор был заместителем Председателя Отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными органами. Пришли проститься с протоиереем и руководители нашего округа, которые были лично с ним знакомы: В. А. Козлов, Н. Ф. Ерофеев, В. А. Скобинов и другие. Храм был переполнен, поэтому не все могли участвовать в заупокойной службе. Сотни прихожан стояли на лютом в тот день морозе, ожидая последней встречи со своим пастырем.

Феодор - дар Божий. "Он обладал им, Божиим даром, - сказал на панихиде один из священнослужителей, - и щедро делился им со всеми"" [Октябрьское поле. 2000 года. № 6 (7 марта).].

"Вся паства безмерно скорбела о потере своего духовного наставника, человека, которому от Бога дано было большое сердце, вмещавшее боль и страдание очень многих людей. Все, кто обращались к нему, неизменно получали поддержку и утешение. Он ощущал чужую скорбь и страдание как свои и стремился спасти всех. Слова проповеди проникали глубоко в сердце каждого. Большой приход, неутомимая работа в воинских частях и с узниками, ему приходилось отвечать на десятки писем ежедневно. Откуда силы, энергия? По молитвам, по вере.

Он всегда был рядом, когда требовалось доброе слово священника к офицерам и солдатам. Приходилось бывать и в Таманской дивизии, и в Военной академии Генерального штаба, и на дальних пограничных заставах. Многие, очень многие считали отца Феодора своим другом. Воины-авиаторы считали его своим духовным наставником и приходили в Спасо-Преображенский храм за благословением перед особо ответственным правительственным заданием. "Быть ему другом, находиться рядом с ним была большая ответственность. Все, с кем он общался, относились к нему с глубочайшим уважением", "мы всегда будем помнить отца Феодора и сверять себя по нему в отношении и к Богу, и к дому, и к Родине, как учит святая Церковь наша", - такие слова звучали при прощании.

Бескорыстное и ревностное служение Богу и Церкви отличало этого пастыря. Он спешил жить, как будто угадывая, как мало ему отмерено, и сознавая, сколько еще надо успеть. В России он стал первым полковым священником, который со времени начала взаимодействия Церкви с Вооруженными силами занялся попечением о воинах.

Немногие знают, почему на могиле священника лежит голубой берет, а ведь в 1999 году отцу Феодору было присвоено звание лейтенанта, и при погребении он был удостоен и воинских почестей.

О том, как выполнял свой долг перед Родиной этот человек, свидетельствуют награды: нагрудный знак "За отличие в службе" I и II степени и медаль "За укрепление боевого содружества" от Министерства обороны.

Отец Феодор имел большую дружную семью. Осталась вдова с девятью детьми, младшей дочери ко дню смерти отца исполнилось всего два месяца. Неутешна скорбь родных и близких.

Погребен отец Феодор у алтарной стены Спасо-Преображенского храма, которому отдал всю свою недолгую, но яркую, насыщенную священническую жизнь. И как вся эта жизнь была служением и свидетельством веры, так и уход из жизни стал для всех, кто знал когда-либо отца Феодора, толчком, заставившим пробудиться от духовного сна и бездействия. Пастырь, всю жизнь активно и беззаветно служивший Богу и людям, призывает нас, оставшихся, всех, кто считает его своим духовным наставником, продолжить его подвиг беззаветного служения Церкви и Родине.

Скорбь - это земное, а всех нас ожидает Отечество Небесное. Пусть скорбь духовных чад этого дивного пастыря, уход которого многих заставил задуматься и осмыслить свою жизненную позицию, придаст сил для продолжения его дел.

Да упокоит Господь душу верного раба Своего в обителях Небесных и да сохранится о нем вечная и благодарная память"

[Октябрьское поле. 2000 года. № 6 (7 марта).].

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко