Архипастырь Сибири

Содержание

Часть II

ГОСПОДЬ ПРИЗЫВАЕТ К СЕБЕ

Глава I

ПРЕД ЛИЦОМ ВЕЧНОСТИ


О ПОСЛЕДНИХ ДНЯХ ЖИЗНИ ОТЦА ФЕОДОРА

 

  В последние годы своей жизни отец Феодор был так загружен приходской жизнью и церковной деятельностью, что домашние его почти не видели.

За несколько дней до наступления Нового, 2000 года отец Феодор сопровождал Святейшего Патриарха на Святую Землю. В семье было грустно: папа улетел, мама легла в роддом. Я, бабушка, проводила те дни с внуками, у которых были каникулы. Гулять много не позволяла погода, я старалась подобрать детям интересную литературу, не знала, чем их занять. Телевизор в пост не смотрели, все ходили какие-то озабоченные и растерянные. Наконец, накануне сочельника, принесли радостную весть: мама родила девочку. Стали считать дни и часы до встречи с родителями. Наступило долгожданное Рождество. Сияла огнями елка, дети посещали церковь, с радостью набросились на колбасу и мясные блюда. А во второй день праздника и папа прибыл. Но дома он бывал считанные минуты, так как был загружен праздничными богослужениями. А на четвертый день Рождества Христова отец Феодор наконец привез домой и супругу с новорожденной дочкой. То был день рождения отца Феодора, ему исполнился сорок один год. Радость, ликование, поцелуи и бесконечные поздравления! Ну и тяжелый день для меня выдался! Бесчисленные знакомые, родные, прихожане храма - все хотели поздравить собравшееся вместе семейство. Мало кого удерживала благоразумная мысль, что надо быть тактичными и не утруждать семейство своим посещением. Мне как бабушке приходилось стоять у входных дверей и сдерживать посетителей.

"...Мы на минуточку", "мы только поздравим", "мы только взглянем на новорожденную", - слышала я.

Да простит мне и им Бог: я бывала несдержанна, взывая к совести пришедших:

- Матушка очень слаба, лежит. Ей еще нужен покой, ведь сегодня лишь пятый день после родов. Мы не справляем день рождения батюшки, мы его еще почти не видели после возвращения из Святой Земли. Детям завтра уже идти в школу, а им нет возможности собраться, так как квартира полна гостей. Мои уговоры не действовали. В прихожей стояли лужи от чужой снежной обуви, вешалка и мебель ломились от зимних шуб, кто-то искал свою шапку, кто-то вручал подарки, кто-то просил поставить в воду букеты живых цветов. Отец Феодор ликовал, всем улыбался, никого не прогонял, со всеми, как всегда, был любезен, благословлял, целовался. А я возмущалась: "В верхней одежде прорвались к матушке, к ребенку! Да ведь все с мороза, холодные! Когда же кончится этот кошмар?" Я говорила всем:

- Дайте прийти в себя этой семье, им не до гостей, дети соскучились без родителей. Вот окрепнет матушка, дети начнут учиться, отец Феодор отдохнет от поездки. Тогда будем крестить ребенка, все придем в храм, вот тогда и повидаетесь, а сразу всем невозможно.

Сыну я как-то сказала:

- Федюша, что же будет дальше? Ты так популярен стал, тебя все так любят, нет нигде от прихожан проходу...

- Да, - отвечал отец Феодор, - в праздники наш храм уже не может всех вместить, вечером народ остается на улице, не войдешь уже. Надо еще храм строить.

А сноха Галина рассказывала мне впоследствии:

- В последние месяцы беременности мне постоянно было душно, ночью я задыхалась. Тогда мы с Федей поздно вечером, когда уложим детей спать, стали иногда выходить на улицу и гулять вокруг дома. Ночь, тишина, кругом ни души, все располагало к откровенному разговору. Федя не раз говорил: "Путь ко спасению труден, не таков, как у нас. Мы материально обеспечены, квартира есть, дача, детки здоровы и нас радуют, помощников много. Мы благодарим Бога, но я чувствую, что так гладко у нас дальше не будет. Что-то ждет нас? Кажется, что нам предстоит испытание нашей веры. Сможем ли мы с тобой остаться благодарными Богу, если что-то изменится в нашей жизни? Мы боялись предстоящих девятых родов, но Бог помиловал, ты снова дома и здорова, ребенок хороший. И все же какие-то переживания впереди будут. Главное - да не поколеблется наша преданность Господу Богу, да не взропщем... Бог близко..."

Вскоре прилетел из Новосибирска Владыка Сергий по делам епархии, навестил, как всегда, родных. Тогда решили скорее крестить новорожденную, чтобы Владыка мог разделить всеобщую радость.

В храме собралось народу, как в праздник. Торжественно пел хор, кроме епископа были и знакомые священники, и диаконы, и толпа родных и знакомых ребятишек. Все Таинство снимали на видеопленку, непрестанно вспыхивали фотоаппараты. Наконец, все сели за богато убранные столы в церковной сторожке. Тут поздравляли, возглашали "Многая лета" родителям и так далее, радость о милости Божией охватила всех присутствующих. Родные говорили: "Что за торжество совершается? Крестины у нас в семьях - дело обычное, но сегодня что-то особенное: собрались все родственники, все с женами и детьми, друзья и старинные знакомые, многие прибыли издалека, как Владыка Сергий... И настроение у всех праздничное..."

А мне какой-то тайный голос будто шептал: скоро именины отца Феодора, день рождения его мы справить как следует не могли. Уж смогут ли снова все так вместе собраться? Не последний ли это раз?

Только через девять месяцев стало нам понятно: Господь собрал нас всех, чтобы дать возможность повидаться и проститься перед тяжелым испытанием - разлукой с дорогими нашим сердцам отцом Феодором и Владыкой Сергием.

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко