Архипастырь Сибири

Содержание

Часть I

ПУТЬ СЛУЖЕНИЯ

Глава IV

АРХИПАСТЫРСКИЙ ТРУД


МИССИОНЕРСКИЕ РЕЙСЫ НА ТЕПЛОХОДЕ

 

  Окормляя духовно свою паству, епископ Сергий ясно сознавал, что в отдаленных районах его епархии много городов, рабочих поселков и деревень, в которых люди лишены возможности услышать слово Божие. В течение семидесяти лет три поколения жителей этих отдаленных мест почти поголовно оставались не только некрещеными, но и не имеющими никакого понятия о духовной жизни, о Боге, о Вечности.

Забота о православном просвещении людей, вверенных ему Господом, зажигала в сердце Владыки горячую молитву о неведомой ему пастве, подвигала на подвиг великих трудов. Укрепившись надеждой на Господа, сказавшего: "Просите, и дано будет вам" (Мф. 7, 7), Владыка уже в первый год своего архиерейства уделял неослабное внимание миссионерской деятельности своих сослужителей. Среди священников Владыка находил явное и горячее сочувствие своим заботам. Но что они могли сделать там, где не было ни церквей, ни монастырей, ни хороших дорог, чтобы добираться до больших городов. Строить шоссейные и железные дороги - это дело светской администрации, а добраться до глухих деревень в летнее время можно бы было и без дорог - по воде. И вот у епископа возник план соорудить теплоход-храм, на котором можно было бы, поднимаясь вверх и спускаясь вниз по течению полноводной реки Оби, посещать те места, где народ оставался без духовного окормления. На Светлую Пасху за заутреней все слышат в словах великого святителя Иоанна Златоуста, что Господь "и дела приемлет, и намерения целует". Итак, укрепившись верою в помощь Господа, Владыка Сергий приступает к хлопотам по реализации проекта: аренде теплохода, поиску команды, оборудованию храма и всего нужного для миссионерского дела.

Видно, благодать Божия, всегда сопутствующая молящемуся постоянно епископу, делающая его "обаятельным" (по словам встречающих Владыку впервые), эта сила благодати действовала на собеседников и тех, с кем приходилось Владыке иметь дело. Администраторы сначала дивились задуманному делу, отвечали осторожно, уклончиво, старались запугать епископа неслыханными огромными суммами финансовых расходов на предстоящую задумку. Но епископ Сергий не отступал, обращался то в те, то в другие инстанции и постепенно находил сочувствующих его планам.

Приводим рассказ Владыки: "Идея посетить на корабле удаленные от районных центров поселки, до которых часто невозможно добраться на автомашине, возникла у новосибирского духовенства зимой 1996 года. Финансовых средств на эту программу у нас не было. При очередной встрече с губернатором идея была не просто одобрена, но развита и скорректирована таким образом, чтобы вместе с духовенством, хором и катехизаторами в глубинку доставлялась помощь от государственных органов социальной защиты и непременно участвовал бы один из вокально-инструментальных творческих коллективов. Мне пришлось познакомиться с репертуаром нескольких таких коллективов, чтобы выбрать подходящий по духу нашим священникам, которые, не скрою, сначала проявили некоторую настороженность.

Остановились на фольклорном ансамбле, имеющем в программе рождественские колядки и старинные народные песни. Это позволило священникам обращаться к людям с проповедью о Христе сразу после концертов, которые, как правило, собирают большую аудиторию. К концу плавания несколько артистов ансамбля приняли таинство Крещения и коллектив этот пел за богослужениями в корабельном храме.

Но чтобы отправиться в плавание, надо было еще найти корабль, а средств, выделенных администрацией области при первой встрече в порту с корабельщиками, хватало только на аренду корабля. Здесь и пришел на помощь мой помощник из администрации губернатора. Он нашел корабль в экологической службе области. Были встречи, переговоры. В результате мы получили такой же корабль в пять раз дешевле первого варианта. Освободившиеся средства пошли на питание миссионерского коллектива в течение месячного рейса, на духовную литературу, иконы, крестики и все необходимое для совершения богослужений. Нашлись и плотники, и столяры, и маляры, и слесари, готовые поработать ради Господа. Устроили судовой храм, взяли на борт аудио- и видеоаппаратуру. Нашлись и работники водного транспорта, с которыми удалось договориться за сходные суммы.

В общем, к середине лета теплоход был готов. На нем был и алтарь, и свободная зала для молящихся, и каюты для отдыха священнослужителей и обслуживающего теплоход персонала. Перед отплытием на пристани был отслужен торжественный молебен, и под звон колоколов теплоход с именем "Андрей Первозванный" отчалил от берега.

Чтобы обеспечить эффективность миссионерского рейса, я с представителями обладминистрации проехал по районным центрам, где были проведены встречи с главами поселков, которые намеревался посетить корабль. Понятно, что присутствие высокого начальства из областной администрации обеспечило понимание и поддержку во всех пунктах. Миссионерам выделяли местный транспорт для поездок в глухие деревни, заранее оповещали население о предлагаемой духовной и прочей помощи, готовили помещения для богослужений, кормили, проявляя исконно российское радушие и гостеприимство. И если и были населенные пункты, где миссионерская группа испытывала неудобства, то это как раз там, где по каким-либо причинам светская власть не приняла участия в организации встречи. Но были и дерзкие попытки сорвать миссионерскую работу корабля-церкви. Исходили они, как потом выяснялось, от хорошо информированных сектантов. Они звонили в администрацию поселков за несколько часов до прибытия корабля (а он шел по четкому, выверенному графику) и сообщали об отмене намеченной духовной программы. Это случалось несколько раз, и здесь опять приходилось прибегать к помощи обладминистрации, имевшей свои рычаги влияния на непрошеных заезжих миссионеров: проповедники из-за рубежа, как правило, не в ладах с паспортным режимом".

Все это Владыка рассказывал мне, матери, при посещении им Москвы. Его впечатления от пережитого уже улеглись, и он был не слишком многословным. Казалось, он опасается, что рассказ о его деятельности может быть принят за хвастовство, поэтому добиться от него подробного описания плавания было невозможно. Но он привез с собою пачки фотографий, рассматривая которые за ужином, я задавала сыну вопрос за вопросом: "А что это за нарядная толпа, которая встречает кого-то с цветами и хлебом-солью на блюде?" "Так нас обычно встречали в селах. Мы заранее давали знать, в каких местах и в какое время дня будем приставать к берегу. Шли на площадь и обращались к народу с проповедью. Говорили, сколько у нас хватало сил, а у них - внимания слушать. Предлагали принять Таинство Крещения тем, кто еще не был крещен. Звали в храм на теплоходе тех, кто жаждал исповеди и святого причастия. Мои священники служили молебны, отпевали и ходили на местные кладбища служить панихиды. На теплоходе даже случалось венчать молодые пары", - тут Владыка показал мне жениха и невесту, стоящих под венцами из листьев и цветов.

Ночевать духовенство возвращалось на теплоход, на котором с утра служили обедню и причащали желающих. Но и по домам в селах совершалось немало треб. Изголодавшиеся по благодати люди с великой радостью звали священников в свои дома, чтобы освятить помещения, чтобы напутствовать больных, стариков, отходящих в вечную жизнь.

Особенно поразил меня рассказ Владыки о том, как откликнулись мужчины в далекой сибирской глухомани на прибытие православных миссионеров: "Около села теплоход не мог подплыть к берегу: река там разлилась широко и была слишком мелкой. Подали лодки, священники высадились и были встречены с радостью, но посетить наш водный храм местные жители не могли: разве возможно перевезти на лодках эту огромную толпу? На ночь мы возвратились на теплоход. Но каково же было наше удивление, когда утром мы увидели мост на сваях, доходящий до нашего теплохода. Оказалось, что мужики всю ночь трудились: подвозили бревна, укладывали доски и тому подобное. В общем, утром в нашей церкви на корабле побывало все население села, все желающие освятиться благодатью православного храма. Мы предлагали людям иконочки, святую воду, духовную литературу. Многие были тронуты до слез, ведь у них до той поры не было ничего святого в домах, ибо храма у них не было, купить Библию или икону было негде".

Владыку трогало ревностное, самоотверженное поведение сопровождавших его священников. Он обратил мое внимание на фотографию, где заснято крещение в реке. Священник стоит в воде в полном облачении и поочередно крестит тех, кто длинною чередою стоит в воде от самого берега. Среди них "и стар и млад", и дети, и мужчины, и женщины.

- Наш батюшка, - сказал Владыка, - больше часа не выходил из воды, троекратно окуная каждого подходящего. Никто не озяб, стояла жара за тридцать градусов. А уже на берегу надевали на крестившихся новую одежду и крестик. Каково же было народное ликование! "И возрадовался дух мой о Боге - Спасе моем!"

Миссионерские рейсы на теплоходе совершались как вверх, так и вниз по течению реки, как летом, так и в холодную осень. Один врач, видя, что все его коллеги окрестились, что он один возвращается из плавания некрещеным, так как долго не мог побороть в себе смущающие душу мысли, наконец, решился примкнуть к Церкви. Уже поздно вечером он подошел к священникам и стал просить их совершить над ним таинство святого Крещения. Они сначала смутились и стали отказываться:

- Уже стемнело, вечер, буря, судно качается. Ведь было время благоприятное, когда все крестились, а сейчас и вода из купели выплеснется от шторма.

А врач:

- Не надо купели! Крестите в реке! Пусть холод и мрак, зато запомню этот эпизод на всю жизнь. А сколько она еще продлится? Кажется, что скоро ей конец... Не могу больше так жить, прошу скорее окрестить, пока враг меня не одолел...

Судно подошло к причалу, у которого решено было переночевать. Священники решили в корабельной церкви прочесть все молитвы, полагающиеся при крещении, а наружу выйти только для погружения крещаемого в воду.

Солидный, уже пожилой врач разделся догола и вышел на палубу, размахивая руками и делая физкультурные упражнения.

- Что с вами?

- Ничего, борюсь с холодом, ведь сейчас мне в ледяную воду погружаться, так я кровь разгоняю.

Два священника и врач спустились на трап, ведущий к берегу. Тоненький, худощавый отец Филипп лег животом на скользкие обледеневшие доски, подполз к краю, чтобы доставать руками до воды, которая плескалась в темноте в полуметре внизу. Грузный отец Феодосии в полном священническом облачении наклонился над отцом Филиппом и крепко держал его за одежду, опасаясь, как бы собрат не соскользнул в реку. Врач вошел в воду и отцом Филиппом был трижды погружен в нее с головою, на чем крещаемый настаивал сам. Затем все поспешили в теплый корабельный храм, где и было завершено Таинство. Это необычайное крещение всем надолго запомнилось.

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко