Архипастырь Сибири

Содержание

Часть I

ПУТЬ СЛУЖЕНИЯ

Глава III

ХИРОТОНИЯ ВО ЕПИСКОПА


ПЕРВЫЙ КРЕСТНЫЙ ХОД. ВПЕЧАТЛЕНИЯ ЯПОНСКОГО ГОСТЯ

 

  Вспоминая 1996 год, Владыка Сергий говорил: "Первый год в Новосибирске я еще приглядывался к церковной и общественной жизни. Что-то меня удивляло, что-то возмущало. Я тогда еще только знакомился с духовенством края, налаживал взаимоотношения с правительством. В последующие годы я уже чувствовал себя увереннее и смелее".

Личность нового инициативного епископа интересует новосибирцев. К Владыке приглядываются, многому поражаются, ищут с ним встречи, чтобы понять его ближе, пишут о нем в местных газетах.

В городе происходит небывалое: около тысячи человек в течение часа идут крестным ходом четыре километра по улицам Новосибирска. Один православный церковный деятель, по национальности японец, написал в своих заметках следующее.

"Молодая листва берез сверкает на солнце, на асфальт легли густые тени. От Москвы на восток - две тысячи восемьсот километров. По главной улице Новосибирска идут толпы народа во главе со священнослужителями, несущими иконы, Евангелия и свечи. Это крестный ход памяти Кирилла и Мефодия, святых, живших в девятом веке, изобретателей русского алфавита.

Процессия вышла из церкви в послеобеденное время, когда закончилась воскресная Литургия. Старики, держащие внуков за руку, дети на велосипедах, молодые супружеские пары, катящие коляски с младенцами...

Полная женщина, продающая с лотка на тротуаре фрукты, остановила торговлю и три раза перекрестилась на иконы, которые проносили мимо нее. Двадцать семь градусов жары. Пока милиция, обливаясь потом, регулировала движение транспорта, процессия с пением хвалебного гимна "Слава тебе, Боже" прошла перед большим памятником Ленину.

"Двадцать лет назад, когда религия была под гнетом, я мечтал, что когда-нибудь смогу провести этот крестный ход", - говорит епископ Русской Православной Церкви Сергий. Облаченный в праздничные парчовые одежды, в венце-митре, он был слегка взволнован.

Закончился крестный ход, организованный им по собственной инициативе, и в машине епископ вздохнул с облегчением. Его речь была скромной, но выражала большую радость: "Возможность сегодняшнего крестного хода - свидетельство того, что общество на один шаг приблизилось к Богу".

"Я часто вижу подобные процессии в Москве, но там люди несут не кресты, а красные знамена", - искушающе заметил я. Епископ тихо рассмеялся в ответ: "Это действительно так. Я думаю, в основном сознание людей не изменилось". Взглянув в окно машины на черный памятник Ленину, он продолжил: "На самом деле есть и люди, которые ревностно посещают церковь и в то же время вздыхают о том, как хорошо было раньше, во времена Советского Союза. У нас горы необходимой работы над их мировозрением""

[Такахаси Рюсукэ. Очерки // Стиль жизни. 1996 (май).].

Японца интересовали вопросы, связанные с приближением срока выборов президента: как изменятся отношения Церкви и государства? Какую роль собирается играть Церковь в обществе? Он ждал ответа от епископа Сергия, у которого епархия - четыреста километров с запада на восток и двести километров с севера на юг.

Видя, что японец жаждет ответа, Владыка пригласил его к себе домой, где беседа продолжалась в уединенном доме среди рощи. Епископ беседовал с гостем о возрождении религии в России. "Главная проблема - нехватка священников", - говорил Владыка.

"За обедом три-четыре стерляди длиной по двадцать сантиметров, уложенные на тарелку между салатом и хлебом, не отрываясь, глядели на епископа Сергия.

Рыбки будто говорили: "Съешь нас скорее! Не принесет ли матушка супа?"

Маленькая тетушка в переднике регулярно приходила и заботилась об одиноком епископе.

Он быстро прочитал молитву перед едой и со словами: "В моем доме Вы первый гость из Москвы", - разлил холодное вино. Прошло примерно пять месяцев с тех пор, как он переехал из столицы. "Я один, и поэтому приехал налегке. Привез только это", - он посмотрел на иконы, висящие на стене. Епископ сказал, что их подарила мать, которая любит картины. "Это назначение для меня было как гром среди ясного неба. Но здесь прекрасно. Я благодарю Бога. И эти стерляди пойманы в Оби, протекающей поблизости""

[Такахаси Рюсукэ. Очерки // Стиль жизни. 1996 (май).].

Из речи Владыки гость понял, что в Новосибирской епархии пятьдесят шесть храмов, но их число продолжало расти. "Утешение скорбящих людей, проповеди для больниц, тюрем, воинских частей, строительство храмов, управление церковными школами, издание книг - вот горы моей работы", - рассказывал Владыка. Японец понял, что епископ разрывается на части: хочет послать священнослужителей в Чечню, в войска. Для предотвращения проникновения новых религиозных сект надо создать специальную организацию. "Но самая большая проблема - нехватка священников", - повторял епископ.

"После распада Советского Союза в 1991 году участились случаи, когда даже в обычных школах факультативно начались занятия по религии. "Важно изучать религию с детства. Но учителя в прошлом - атеисты. Чему они могут научить из религии? Нет способных, ответственных людей! Число церковных школ растет, но священников не хватает. Сложно и строительство храмов. Но воспитание священников еще сложнее", - говорил Владыка. Голос его потеплел, а суп, наоборот, остыл. Стерляди продолжали, не отрываясь, глядеть на епископа.

Он продолжал: "Если государство серьезно думает о духовном развитии народа, религия может сыграть в этом большую роль. Нынешняя власть указала на этот курс. Однако, - епископ Сергий вздохнул и помолчал, - для этого необходима государственная финансовая поддержка""

[Такахаси Рюсукэ. Очерки // Стиль жизни. 1996 (май).].

Слова о том, что требуется поддержка государства, напомнили гостю историю Церкви, когда она зависела от светской власти. "У Православной Церкви нет исторического опыта независимости", - решил японец.

"Епископ Сергий говорил: "Среди священников есть люди, которые гордятся своими поверхностными, половинчатыми знаниями, и люди, отравленные сектантским национализмом под именем патриотизма. Надо вкладывать больше сил в религиозное образование, но для этого опять необходима поддержка государства".

Епископ, с одной стороны, заявлял: "Для человека, проповедующего христианское учение, национальных различий нет". А с другой стороны, он говорит, что отношения с Российским государством недостаточно тесные. "Однако сейчас, когда в целом по России расширяется влияние национализма, самое трудное дело - поддерживать баланс между государством и христианским учением".

В семинарии Сергиева Посада под Москвой, которую до прошлого года инспектировал епископ, учатся молодые люди из Америки, Западной Европы, Азии, - примерно из тридцати стран. Православная традиция имеет стойкую национальную окраску. Сохраняя эту традицию и прилагая усилия к воспитанию священников, принадлежащих к разнообразным народам, Православная Церковь начинает поиск пути в новый век"

[Такахаси Рюсукэ. Очерки // Стиль жизни. 1996 (май).].

При расставании епископ Сергий сказал гостю: "Когда страной станут управлять люди, которые соприкасались с детских лет с глубокой духовной традицией Церкви, тогда только можно будет говорить о настоящих изменениях в России, о миссии России"

[Такахаси Рюсукэ. Очерки // Стиль жизни. 1996 (май).].

Из газетной заметки видно, что иностранного гостя удивила скромность Владыки Сергия, простота в обращении, тишина "дачи", отдаленной от суеты города, а главное - мир душевный, который отражался в словах Владыки, в приветливом обхождении. Возможно, Божия благодать впервые в жизни коснулась сердца японца, поэтому в глазах его все кругом вдруг как-то дивно ожило, даже рыбки будто заговорили.

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко