Жертвенная любовь

Содержание

Жертвенная любовь

По повести Н.С. Лескова "Несмертельный Голован"


"Что вы сделали одному из малых сих - то сделали Мне".
(Мф. 25, 40-45)

 Головану дано было прозвище "несмертельного" вследствие всеобщего убеждения, что Голован человек особенный, человек, который не боится смерти. Он был огромного роста, смугл, круголиц с голубыми глазами, с подстриженными волосами, усами и бородой. Спокойная и счастливая улыбка всегда озаряла его лицо, играла на устах и в умных добрых глазах. Голован ходил всегда очень скоро, будто спеша, но не ровно, а подпрыгивая с левой ноги. В этом была тайна, которую нельзя объяснить сразу.

Голован проживал в огромном сарае, подаренном ему за какую-то услугу, оказывать которые он был большой охотник и мастер. В одной половине сарая жили сестры Голована и его мать, а в другой были стойла для коров. На чердаке помещались куры. Сам Голован спал зиму и лето в стойле, около быка, не боясь холода. С зарею он выгонял свое стадо на росу, выбирая лучшую траву на обрывах реки. Молоко и сливки, которые Голован поставлял жителям города, славились своими качествами.

Часто, когда Голован сидел у забора и следил за коровами, к нему подходили и взрослые, и дети, которым он рассказывал множество священных историй. Простые люди нередко обращались к Головану за советом. Чаще всего приходили с вопросами о семейных неладах или расстройстве в хозяйстве.

Голован слушает и улыбается, а потом взглянет на собеседника и ответит:

- Я, брат, плохой советник! Бога на совет призови.

- А как Его призовешь?

- Ох, брат, очень просто: помолись да сделай так, как будто тебе сейчас помирать надо. Вот скажи-ка мне: как бы тогда сделал?

Собеседник ответит, а Голован скажет:

- А я бы, брат, умирая, вот как лучше сделал.

И расскажет, по обыкновению своему, весело, со всегдашней улыбкой.

Должно быть, его советы были очень хороши, потому что всегда их слушали и потом очень за них благодарили.

Поводом прозвать Голована "несмертельным" послужило следующее событие. В городе Орле и в его окрестностях началась губительная эпидемия, прозванная народом "пупырух". У человека появлялись нарывы, жар, заболевшие умирали быстро, ослабевали и засыпали навеки. Но до последней минуты больного мучила страшная жажда. Поить водой умирающего - в этом заключался уход, но он отсутствовал. Тот, кто подавал пить больному, вскоре сам заболевал. По домам два или три покойника лежали рядом. Последний жилец ставил себе у изголовья ведро с водою и черпал, пока поднималась рука, потом сосал до смерти мокрую тряпку.

В такие горестные минуты общего бедствия Господь выдвинул из народа героя бесстрашного и самоотверженного - Голована. Он безбоязненно входил в зачумленные лачуги и поил зараженных не только водою, но и молоком. Ближайшая вымирающая деревня была расположена за рекой, а лодки у Голована не было. Он снял с петель сарайные ворота и утром до зари переправлялся на них на другой берег, ходил из избы в избу, чтобы смочить засохшие уста умирающих, напоить не способных уже поднять голову.

Если умирал последний член семьи, Голован закрывал дверь, поставив мелом на ней крест в знак того, что все жители дома уже скончались.

Смертельная язва Голована не касалась - ни скот его, ни домашние - никто не заболел. С тех пор о доселе малоизвестном Головане все узнали и стал он легендарным местным героем, так как, по словам простонародья, он "изничтожил саму язву, не пожалев за народ своей теплой крови". Все считали, что он владел тайной, которая помогала ему не заболеть.

На эту тайну пролил свет некий пастух Панька. Народ же обратил ее в легенду.

Утром, перед зарей, Панька выгнал своих коров к берегу реки. Было еще очень холодно, поэтому Панька закутался с головой в свою дырявую одежонку, прилег и заснул было, как вдруг показалось ему, что кто-то на противоположной стороне реки спускается с кручи. Вот человек сошел к реке, стал на воду и идет. Идет будто посуху, только костыльком подпирается. Сначала Панька оторопел. Начало светать, и Паньке захотелось подойти к самой воде, через которую только что прошел таинственный человек. Подошел Панька и увидел мокрые ворота и шест. Дело выяснилось: это, значит, плыл, стоя на воротах, несмертельный Голован. "Верно, он пошел каких-нибудь осиротевших ребятишек молоком попоить, ведь у него всегда за пазухой бутылки с питьем",- решил Панька.

И захотелось ему самому на воротах покататься. Взял он шест да и переплыл на ту сторону, где Голованов сарай стоит, сошел на берег, погуливает. Вдруг слышит, Голован кричит с другого берега: "Эй, кто мои ворота угнал? Давай назад!"

Панька был трус и спрятался в ямку. Тогда Голован сбросил одежду, связал ее, положил на голову и поплыл, хоть вода и была очень холодная. Он переплыл реку, начал было одеваться, но вдруг глянул себе под левое колено и остановился. Было уже светло, вдали появился парень с косою. Голован громко крикнул ему:

- Милый, дай скорее косу!

Парень подал ему косу. Тогда Голован, оттянув одной рукою икру у своей ноги, в один миг отрезал от нее большой кусок мяса и швырнул мясо в реку.

Голован зажал обеими руками свою рану и упал. Панька, позабыв свой страх, подбежал, взял вместе с парнем Голована, и они потащили его в избу. Тут Голован велел скрутить ему полотенцем рану как можно крепче, чтобы кровь перестала бежать. Голован попросил поставить около него ведро с водой и Паньке велел никому не рассказывать про то, что видел.

Мужики ушли, трясясь от ужаса, и всем все рассказали. А услышавшие рассказ крестьяне сразу сложили народное поверье: "Голован это сделал неспроста. Он, исстрадавшись душой за людей, принес в жертву кусок своего тела, тем самым за всех отстрадал. А сам он не умрет, потому что у него, видно, есть "живой камень", от которого он человек "несмертельный". (В Евангелии есть такие слова: "Камень же есть Христос",- Ред.)

Поступок же этот объяснялся очень просто: увидев чумной нарыв на своей ноге, Голован поскорее отрезал его вместе с мышцею ноги, отчего и хромал потом всегда.

Голован был глубоко верующий человек. Он часто ходил в собор к отцу Петру на исповедь и просил священника: "Посрамите меня, батюшка, я что-то себе очень не нравлюсь". "Совесть его белее снега",- говорил отец Петр, который понимал и любил Голована.

Праведный и самоотверженный человек был Голован. Пока жизнь его была окружена легендарным вымыслом, все казалось невероятным, а когда узнали о его поступке доподлинно,- то прояснилась его святая простота. Одушевлявшая его Совершенная Любовь поставляла его выше страхов и даже подчиняла ему природу.

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко