Под кровом Всевышнего

Часть IV

Снова в столице


Содержание

Беседы с евангелистами

 

  Иван Петрович познакомил меня в больнице еще с одним "братом"-евангелистом. Они звали его "епископом", так как он, в отличие от "пасторов", руководил жизнью их общества по многим городам, разъезжал из одной области в другую. Это был скромный, сдержанный, культурный мужчина, лет шестидесяти или больше. "Епископ" (я забыла его имя) лежал в палате на том же этаже, где лежала и я. Он подлечивался, как сказал мне Иван Петрович. Мы ежедневно встречались в столовой во время обедов, ужинов и завтраков. Так как я не садилась за стол без молитвы, осеняла себя крестным знамением, то веру мою скоро заметили. Но не насмешки, а уважение людей вызывала (даже в те годы) моя молитва. Хотя никто не задавал мне каких бы то ни было вопросов, будто все чего-то боялись. А вот "епископ" часто подходил ко мне, приветливо здоровался, и у нас с ним начинались долгие разговоры.

Я выяснила, что сектанты не знают нашей православной веры, также как и мы не знаем их установок. Им казалось, что мы, православные, не можем молиться Господу, если не имеем перед собою Его изображения (иконы, креста). Как-то утром "епископ" подошел ко мне, предлагая присесть с ним на диване и побеседовать. Но я отказалась, сказав: "Я еще не помолилась. Пока не прочитаю утренние правила, не могу беседовать. Господь меня ждет".

И я уходила в дальние коридоры, становилась лицом к свету и старалась сосредоточить свое внимание на словах молитвы. О, это было гораздо труднее, чем дома перед образами. Но я смотрела на небо, на голые еще деревья парка. Ведь в каждом сучочке, покрытом еще морозным инеем, можно уловить дыхание Святого Духа.

- Вы, православные, молитесь на иконы, - говорили мне евангелисты.

- Нет, иконы только помогают нам сосредоточить свое внимание на Образе Божием, на том Образе, в котором Он открылся людям, сойдя на землю. Иконы для нас как окна, в которые Свет Божий на нас изливается. Вы ошибаетесь, считая, что мы кланяемся доске и краскам. Сколько б тогда у нас было божеств? Столько, сколько икон? Но мы верим в одного Бога, как и вы, кланяемся Святой Троице.

- А зачем вы, православные, молитесь святым? Ведь все люди были грешными, один Бог без греха. Я объясняла:

- Мы поклоняемся не плоти, не телам их, не изображениям их, а Духу Святому, который обитал в теле святого. Ведь написано в Библии: "Вселюсь в них и буду обитать в них...". И еще написано: "Или вы не знаете, что тела ваши суть храмы Духа Святого, что Дух Божий живет в вас". Поэтому, прославляя святых, мы славим Господа.

Евангелисты думали, что мы, православные, не знаем и не читаем Послания святых апостолов. Конечно, евангелисты знали тексты Священного Писания лучше меня. Они могли, не имея в руках книги, сказать, в каком Послании, в какой главе и под какой цифрой стиха написаны те или другие слова. Среди нашего православного духовенства я таких знаний не встречала, впрочем, не знания спасают, а Вера. Однако и у меня хватало в памяти цитат, которыми я могла подтвердить убеждения православных.

Наши беседы с "епископом", как и с врачом, не носили характера диспутов. Мы, как написано в Евангелии, "утешались верою общею". Мне было жалко сектантов, так как они не имели никаких духовных книг, кроме Библии. Правда, они читали творения Иоанна Златоуста и восхищались ими. Но другой богословской литературы у них не было. Иван Петрович как-то сказал:

- Жаль, что сейчас нет богословов, которые смогли бы разрешить наши недоумения...

- Как нет? - с жаром сказала я. - Есть и всегда будут. Вот выйду из больницы и познакомлю Вас.

Так мы почти ежедневно расставались, оставаясь каждый при своем мнении. Углубляться в философию и долго рассуждать не хватало времени.

Иван Петрович говорил:

- Как разобраться простому человеку в вопросах веры? Уж где нашел Бога - там и держись за Него. Еще он любил повторять слова:

- Верил Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность. Так что не за дела, а за веру и любовь дает Господь Свое Царство, - говорил он.

- Но вера без дел мертва, - возражала я. - Однако у Вас-то, Иван Петрович, столько дел милосердия, что за них Господь помилует Вас. Вы с утра и до ночи самоотверженно облегчаете страдания людей, Вашу любовь и внимание чувствуют все Ваши пациенты.

- Это моя работа. А грехи... грехи давят...

Напрасно я уговаривала моего хирурга идти в Православную Церковь, чтобы через таинство покаяния очиститься от грехов. Он был тверд в своей вере. Я же горячо и много молилась за Ивана Петровича, утешаясь словами Господа: "Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут".

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко