Под кровом Всевышнего

Часть IV

Снова в столице


Содержание

Пожар внутри храма

 

  Однажды около десяти часов вечера в дверь к нам позвонили, и мы услышали крик: "Храм внутри горит, скорее!". Отец Николай и Любочка еще не легли и побежали к храму. Дверь открыли, но из-за густого дыма войти было уже невозможно. Впереди слева полыхало пламя, с треском падал старинный иконостас. Приехавшие пожарные залили огонь, но уже сгорела одна треть иконостаса зимнего храма. Уцелевшие помещения и алтарь были покрыты черным нагаром. Сгорел (в закоулке) целый шкаф с книгами, еще шкаф с иконами, которые клали на аналой по праздникам. Приехала милиция, началось следствие...

На следующий день после пожара храма горело еще три дома, два из которых сгорели дотла. Остановили двух восьмилетних мальчуганов, которые в ужасе бежали из леса, где горели дачи. Дети сознались, что все пожары - дело их рук. Я видела молодого следователя, который сидел на ступеньках храма и записывал показания ребятишек. Они ласково жались к следователю и доверчиво, жестикулируя, по-детски, рассказывали ему, как им удалось проникнуть в храм. Один прут у оконной решетки был слегка отодвинут в сторону, поэтому маленькие головки детей прошли через отверстие решетки окна, которое было открыто. Храм проветривался, сторожей не было, вечерело. Смельчаки (вернее, глупыши) достали спички, зажгли свечи, обошли все закоулки. "Мы подземные ходы искали", - оправдывались малыши. И что с них спрашивать? Дневные сторожа наши Василий с Варварой сидели дома, а ночная сторожиха пришла вместо восьми часов к десяти вечера. Увидев пламя в окнах храма, она прибежала к нам, прося кого-нибудь сесть на велосипед и доехать до телефона, который был только на фабрике, что отстояла на полкилометра от храма. Итак, храм остался закоптелым, черным от сажи, которая лежала повсюду и издавала сильный запах. Но алтарь был цел, центральный иконостас только потемнел и требовал, как и все кругом, промывки.

Пожар произошел 2-го сентября, когда службы совершались еще в летнем здании. Там и продолжали служить до морозов, а зимний храм стали понемногу промывать. Но настоящий ремонт начали только года через два, когда удалось сменить старосту. Она лежала в больнице, но ключи от храма не отдавала. Ее зять-атеист приезжал на машине, отпирал ворота и склады, хозяйничал, как хотел. А больная старуха-староста говорила: "Ничего, я уж как-нибудь досижу...". - "Досидела!" - возмущались прихожане и добились (с трудом) ее замены. Собрали средства с добровольных жертвователей. Энергичная Мария Петровна, новая староста, взялась за восстановление храма вместе с отцом Иваном, который стал настоятелем.

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко