Под кровом Всевышнего

Часть II

Испытание провинцией


Содержание

На волосок от смерти

 

  Спать пришлось недолго. В три часа ночи моя постель оказалась мокрой.

- Мама, что это?

Мама побежала в папин кабинет:

- Бегите скорее за машиной, Наташу пора везти.

Я прекрасно себя чувствовала, но не сопротивлялась - мама знает лучше! Радостно расцеловалась я с мужем, с родителями, а мама проводила меня до роддома. Вот тут-то разразилась надо мной гроза.

- Где направление? Где больничные карты? Где анализы? У меня ничего нет. Медперсонал смотрел на меня, как на сумасшедшую.

- Снимайте с себя все, крест снимайте.

Крест я не отдала, а запутала цепочкой в косички волос. Стали заполнять документы.

- Кто муж?

- Служитель культа.

Вытаращили глаза, смотрят на меня, как на диво (в те годы молодых священников не было), о чем-то перешептываются, на меня ворчат... Спать я им помешала, что ли? Наконец привели в палату, где я часов до шести сладко заснула. Проснулась: кругом вздохи, крики, врачи волнуются, распоряжаются. "Вот, - думаю, - скоро и моя очередь придет так страдать". Лежу и молюсь, про меня забыли. К семи часам утра я, как и все вокруг, уже стонала и кричала от сильных схваток. Врач посмотрел, сказал: "Скоро...", - и ушел. Что делать? Стала тужиться, как другие, но сестры сказали: "Вам рано...". Показалась кровь, и меня увезли в кабинет. Последовали два часа жутких мук, о которых и вспоминать-то страшно. Я слышала, что обо мне все говорили: "Очень трудные роды". Но я духом не падала, помнила слова мамы: "Как родишь - так и все муки кончатся. Только не соглашайся ни на какое вмешательство врачей. Помни, что процесс естественный, все страдают. Если дадут наркоз, то это отразится на ребенке. Лучше уж потерпи". Я решила терпеть до конца. В молитве я призывала Господа и всех святых поочередно, удивлялась, что помощи нет. Думала: "У всех так должно быть...". Сначала был какой-то ложный стыд перед медперсоналом, потом одно желание - не умереть бы.

- Караул! Кости раздвигаются, - вскричала я.

- Так и должно быть, - послышался ответ.

Силы мои были на исходе. Я ослабела, казалось, что конец близок. Вокруг меня суетились, ободряли, и вдруг... словно снаряд, выскользнул младенец и завертелся в руках опытных акушерок. Пуповина три раза была обмотана вокруг шейки ребенка, но едва ее размотали - он громко закричал. "Слава Богу", - мысленно произнесла я.

Мне под нос сунули записку от домашних. Мама с Володей уже давно внизу ожидали, а теперь поздравляли. Мне было не до ответа. Вся мокрая от пота, я едва переводила дыхание, была не в силах шевельнуться. Хотелось спать и пить, но муки продолжались. То и дело подходили ко мне сестры и сильно жали на больной живот. Тогда кровь из меня обильно хлестала в таз. Кровь переливали в большие колбы, которые ставили в ящики и уносили.

- Оставьте меня в покое, - молила я.

Но сестры не унимались, о чем-то озабоченно шептались, переглядывались и докладывали молодой врачихе, сидевшей впереди за столом. "Пять ящичков уже унесли. Или они хотят из меня всю кровь выжать? Господи, защити меня!". Тут подошла ко мне врач и веселым голосом, игриво сказала, будто с упреком:

- Вы теряете слишком много крови! Хотите мы Вам сделаем нечто вроде операции? Хотите?

Я едва собралась с силами, чтобы ответить:

- Я хочу спать, я устала...

- Ну, без Вашего согласия мы Вам делать ничего не имеем права, - и она отошла.

В те минуты я не понимала, что жизнь моя была на волосок от смерти. Я исходила кровью и засыпала навеки, но, видно, папа и другие молились за меня. Одна из нянек сбегала и позвала главного врача. Я слышала, что вошел кто-то грузный, с одышкой, медленно передвигая ноги. Зазвучал старческий строгий голос:

- Вы что же, хотите, чтобы у нас был "случай"?

- Мы ничего не можем сделать, - звонко ответила молодая врачиха, - она отказалась от "чистки".

Я все слышала, но не понимала, что речь идет обо мне, пока не услышала следующее:

- Почему отказалась?

- Она жить не хочет. Знаете, кто ее муж? Вот посмотрите, что тут написано"

- Да ни все ли равно, кто ее муж! - старушка подошла ко мне вплотную и ласково сказала мне на ухо. - Дорогая, я Вас поздравляю, у Вас теперь есть сын, есть цель жизни. Вы должны его вырастить, Вам надо жить!

- Я не думаю умирать, - с трудом ответила я.

- Тогда Вы должны согласиться на хирургическое вмешательство, - сказала главврач.

- Вы - врачи, делайте, что знаете, - был ответ.

- Она даже не спорит! - гневно вскричала старушка. - Вы ответите мне за ее жизнь... - и она назвала врача по имени. - Сколько она потеряла крови?

Услышав ответ, главврач опять вскричала:

- Какой ужас! Нельзя терять ни секунды!

Тут вокруг меня захлопали тапки на ногах персонала, стол подо мной покатили и на лицо мое спустился вонючий колпак. Я замотала головой, но ее держали, руки мои тоже держали. Я вздохнула и полетела куда-то вниз, глубоко, глубоко... Сколько прошло времени, я не знала, но слышала вдали вверху голоса: "Кислороду, еще кислороду!". Мне казалось, что я поднимаюсь кверху, голоса были все ближе. "Слава тебе, Господи, я осталась жива".

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко