Под кровом Всевышнего

Часть II

Испытание провинцией


Содержание

Чудо святого великомученика Пантелеймона

 

  Воскресный день. Отец дьякон кадил храм перед началом Литургии.

- Отец Владимир, как сынок? - спросили его.

- Безнадежен, - был ответ.

Люди видели, что из глаз дьякона ручьем потекли слезы. После обедни все прихожане остались на молебен святому великомученику Пантелеймону, заказанный специально о здравии младенца Николая. Читали весь акафист святому, многие опустились на колени.

Навещать меня в больницу пришла свекровь. Я вынесла в коридор на подушечке чуть живого Коленьку. Он не шевелился, но еле заметно еще дышал.

- Не плачь, - сказала свекровь, - сегодня будет молебен святому великомученику Пантелеймону, он поможет.

Бабушка поспешила в храм, а я продолжала, как и в предыдущие дни, вливать из чайной ложечки в ротик ребенка то раствор, то молоко. Обычно - судорожное движение, и все вылетало назад. Но в это воскресенье рвоты не было, стало быть, жидкость в ребенке? Куда ж она девается? И вдруг малыш начал мочиться. "Значит, что-то через его кишечник стало проходить? Вот чудо-то! - думала я и продолжала кормить. - А вот и пеленка грязная! Значит, желудочек его стал принимать пищу! Слава Тебе, Господи!".

Утром в понедельник на обходе - оба врача.

- Ну, как? Все по-прежнему? - спросила старуха.

- Нет, не по-прежнему, - сказала я, - он начал мочиться и сходил зеленью.

Врачи удивленно переглянулись.

- Но он должен был умереть! Что же, он хочет жить? - заволновалась старая.

- Всякий хочет жить, - просияла Ольга Николаевна.

- Нет, чудес на свете не бывает, - твердила упрямая старушка.

- Вот видите - бывают! - радовалась Ольга Николаевна. - Давайте его спасать!

И врачи решили взять у меня из вены кровь и влить ее больному Коленьке.

Больше рвота не повторялась, Коля начал питаться. Володя пришел и с радостью предложил вливать сыну свою кровь вместо моей. Я была сама уже истощена и измучена. Итак, Володя целую неделю отдавал ребенку полный шприц своей крови, которую тут же вливали малышу. И ребенок зашевелил ручками, ножками, начал подавать голосок. Через неделю он однажды сильно кричал. Оказалось, что заболело ухо. Но несколько уколов антибиотиков прервали воспаление, малыш стал поправляться. Прошло дней семь, и малыш наш начал поднимать головку.

- Что Вы делаете? - закричала врач-старушка, когда увидела, что Коля садится, ухватившись за мои пальцы.

- Он сам садится, - радовалась я.

Тогда нас решили выписать домой. Когда Коленька уже поправлялся и спал крепко и подолгу, я решила осмотреть больницу. Я заглядывала через стеклянные окошечки в палаты изоляторов, где лежали тяжелобольные дети. Подойдя к сестре, я спросила:

- А где лежит у вас тяжелобольной ребенок Дьяконов, о котором вас беспрерывно спрашивают по телефону? И поздно вечером, и чуть свет вы сообщаете врачам прежде всего о его здоровье. Сейчас эти звонки стали реже. А что с Дьяконовым? Он жив еще?

Сестры обомлели от моего вопроса. Они смотрели на меня, как на сошедшую с ума и переглядывались молча.

- И чему вы удивляетесь? - продолжала я. - Я тоже удивлялась, что о моем ребенке ни один врач ни разу не спросил. Или они махнули на нас рукой, отчаялись?

Наконец, сестра ответила:

- Да ведь это о Вашем Коленьке, о сыночке Вашем беспрестанно справлялись!

- О моем? Тогда почему вы иной раз отвечали по телефону, что Соколов у вас в списке больных не числится?

- Потому что у нас не было больного ребенка Соколова.

- Да ведь мы-то с Колей - Соколовы!

- Как Соколовы? У нас все дела на Вашего ребенка записаны, как на Дьяконова! И Вы всегда откликались, когда мы Вас звали "Дьяконова".

- Да, я к этому привыкла. Должность мужа моего - дьякон, потому и нас с сыном тут сразу стали звать - дьяконовы.

Слава Богу! Все хорошо, что хорошо кончается. Мы понесли с Володей домой нашего ненаглядного крошку, в сердцах воспевая хвалу Всевышнему: "Слава прославляющему святыя Своя!". Да не отчаиваются православные среди тяжелых болезней, ибо есть на Небесах заступник перед Богом - врач и целитель святой великомученик Пантелеймон.

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко