Под кровом Всевышнего

Часть I

В родительском доме


Содержание

Пророчества отца Митрофана

 

  Отец Митрофан раскрыл передо мной будущие события моей жизни. Конечно, не все - видно, те, в которых хотел помочь своей молитвой. Он предупреждал меня, что семью нашу будет окружать злоба, ненависть со стороны близких родных. Я не согласилась с ним.

- Батюшка, да ведь зло можно добром победить.

- Не всегда, деточка! В жизни очень сильно чувство зависти. И сколько бы ты ни одаривала завидующих тебе, от добра твоего их зависть не погаснет, а зло разгорится. Ну, да что-то терпеть надо. Ничего, счастлива будешь! То, что я тебе сейчас скажу, ты пока забудешь, а когда настанут тяжелые переживания, тогда все мои слова вспомнишь.

Я рассказала батюшке о том, что папа для меня - и духовный отец, и самый близкий друг.

- И как же я буду расставаться с отцом, когда настанет час его смерти?

Батюшка отвечал мне не сразу. Я видела, что он молится, внемлет голосу Господа, а потом говорит:

- О, сиять будешь от счастья, когда отец твой умрет. Будешь ждать этого с нетерпением, есть не будешь ему давать, заморишь голодом.

Больно и обидно мне было это слышать. Но словам отца Митрофана я верила, а потому сказала:

- Батюшка! Уж если Вам Бог открыл это, то попросите Его, помолитесь, чтобы мне не впасть в этот ужасный грех.

Последовало молчание, батюшка молился, потом просиял и сказал, улыбаясь:

- Да не уморишь папу голодом, Бог не попустит, не бойся.

- А все-таки, почему же я ему есть не дам? - не унималась я.

- Да, будут всякие соображения, оправдывающие тебя... - задумчиво сказал отец Митрофан.

Через тридцать пять лет, когда умирал мой отец, исполнилось предсказание отца Митрофана.

О будущем моем супруге отец Митрофан предсказал следующее:

- Он, как свечка, будет гореть перед Престолом Божиим в свое время, потом... Но это еще не конец, не все, не бойся... Опять вернется к Престолу, еще послужит, не унывай. И он, и ты - вы нужны будете Церкви.

Я говорю:

- Священник нужен Церкви, но его супруга зачем? У меня нет ни голоса, ни слуха... Чем я могу послужить Церкви?

- У тебя альт. Читать и петь будешь, проповедовать будешь.

- Батюшка, да сейчас и священники-то в церкви проповедей не говорят, видно, боятся. Запрещено...

- Другое время настанет. Вот тогда и запоешь в храме, да так, что даже голос твой слышен будет... Да сил-то уж у тебя тогда не станет. К закату будет клониться день твоей жизни. Даже ценить тебя будут. И в нашу Марфо-Мариинскую обитель придешь и для нее потрудишься.

Эти слова звучали странно и казались мне несбыточными.

- Батюшка! Да там одни руины... И вспоминать-то опасно о матушке Елизавете, как и о всех Романовых.

- Все переменится. Вот доживешь и увидишь...

И еще о переживаниях души моей в будущем говорил мне отец Митрофан, как бы укрепляя меня не падать духом.

- Может быть, мы будем жить, как брат с сестрой? - спросила я.

- Нет, - отвечал отец Митрофан, - в нашем веке остаться верными друг другу - великий подвиг... И какие же у вас детки будут хорошие... Если только будут! - улыбаясь, говорил отец Митрофан.

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко