Дар любви

Содержание

Раба Божия Елена

 

  С отцом Федором я познакомилась в самом начале Великого поста 1992 года. Обстоятельства нашей первой встречи были чрезвычайные. В то время моя семья, да и я сама не имели представления о существовании мира бесплотных сущностей. То, что об этом писали газеты или сообщали с экрана телевизора, всерьез нами не воспринималось, и поэтому к увлечениям брата контактами с НЛО, сеансами Кашпировского и "заряжением" от Чумака отнеслись с недопустимым легкомыслием. Помимо сидения перед телеэкраном он занялся чтением литературы по йоге, изучением "непознанного".

Обман не может длиться долго, и мой брат скоро узнал, что на самом деле скрывалось за ширмой этих тайн. Но за это знание он заплатил очень дорого - у него начались страшные приступы беснования.

Мы с мамой были в полной растерянности и не знали -что предпринять. Кто-то из знакомых посоветовал нам сходить в церковь, и мы отправились в ближайшую к нашему дому. Так мы оказались у порога недавно открытого храма Преображения Господня в Тушино.

Встретил нас молодой высокий священник отец Федор, и первое, что нас в нем поразило - открытость и сердечность. Он не просто нам сочувствовал, а буквально перекладывал наше горе на свои плечи. Его интересовали мельчайшие подробности жизни нашей семьи: не только как, но и на что мы живем. Брата невозможно было оставить дома одного, и мы с мамой были вынуждены бросить работу. Жили впроголодь, порой в доме не было даже хлеба. Зная наше положение, отец Федор помогал нам еще и материально, хотя у него самого была большая семья. Но все наши трудности меркли перед ужасом, в который нас повергали приступы брата.

С первого же дня знакомства отец Федор взял нас под свою опеку. Он освятил нашу квартиру, отслужил молебен и определил нам с мамой молитвенное правило - меру нашего участия в помощи брату, а сам был готов отозваться на наш звонок в любое время дня и ночи. Были случаи, когда нам приходилось поднимать его с постели. И он приходил, приносил с собой святыни, снова служил молебны, окроплял брата святой водой...

По совету отца Федора мы поехали в Лавру к отцу Герману на отчитку. Первый вопрос, который нам задал отец Герман - не смотрел ли брат сеансы Кашпировского, не увлекался ли йогой. Когда выяснилось, что история нашей трагедии типична для многих страждущих, в моей душе произошла переоценка ценностей. Мир, который раньше казался мне, по крайней мере, нейтральным к человеку, открылся вдруг своей агрессивной сущностью.

...После отчитки брату становилось на какое-то время лучше. В такие периоды он осознавал, что его приступы есть посещения злой силы, и защиту от нее можно черпать только в таинствах Церкви. Но одно дело - понимать, другое -преодолевать сопротивление врага рода человеческого!

Как же тяжело было бедному моему братику подходить к аналою с крестом и Евангелием! Душераздирающие крики, пугавшие случайных посетителей храма, исторгались из него при приближении к святыням или даже просто при воспоминаниях о них. Отцу Федору приходилось даже держать его за волосы, когда после исповеди нужно было наклониться и поцеловать крест. Но стоило ему, пусть с чужой помощью, приложиться к иконе или припасть к Плащанице Спасителя или Божией Матери, как враг тут же отступал.

Старожилы нашего храма помнят, каких усилий стоило подвести брата к чаше, когда несколько крепких мужчин, вдвое его выше и тяжелей, с трудом могли с ним справиться. И каким же умиротворенным он отходил от нее!

...Прошло немало лет со дня нашей первой встречи с отцом Федором. Брату стало значительно лучше, приступы прекратились, и можно бы, казалось, "выписываться" из церкви-лечебницы, но покидать ее никто из нас троих уже не хотел. Придя сюда с бедой, мы открыли здесь для себя источник радости, оторваться от которого невозможно. "Вкусите и видите, яко благ Господь" - говорит псалмопевец царь Давид. Это же, я думаю, могут повторить все, пришедшие к вере.

Отец Федор помог нам увидеть благой Промысл в истории с братом, как через его страдания, наши общие муки вся наша семья встала на путь спасения.

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко