Дар любви

Содержание

Раба Божия Анастасия

 

  К вере и к Богу вся наша семья пришла через великую скорбь и о. Федора. Моему сыночку, Максимочке, было всего полтора года, когда врачи обнаружили у него страшное онкологическое заболевание и рекомендовали срочную операцию. Моему горю и слезам не было предела. Нужно было спасать ребенка! А как?!

Это теперь я знаю, что таким образом нас "посетил Господь", что болезнь моего Максимочки на самом деле есть милость Божия, благой Промысл о нас - моем муже и мне. Не будь этого события, когда бы мы еще оказались в Церкви? А тут, не ожидая помощи извне, в слезах пришли в храм, что ближе к дому.

Встретили нас с большим сочувствием, за что мы очень благодарны о. Иоанну, о. Владимиру, о. Константину. Они научили нас молиться и утешали, как могли. Но самую тяжелую ношу взял на себя отец Федор. Он... вымолил нашего сыночка с того света.

После операции Максимочке планировали провести двенадцать курсов химиотерапии, но сделали всего три. У ребенка отказывало сердце и лечение прекратили.

Медицина "оказалась бессильна" помочь нашему горю, и мы перестали вообще уповать на нее, все надежды связывали только с Богом. Очень часто привозили сыночка в храм, причащали его. Отец Федор брал его на руки и входил с ним в алтарь. Там он молился над ним, мазал его маслицем, прикладывал к святым мощам - и вот Максимочка жив, ему скоро будет шесть лет.

А однажды зимой, когда ему было около четырех лет, единственный его видящий глазик покраснел, очень болел, и смотреть ему было невозможно. Отец Федор узнал об этом от наших друзей и прислал через них в утешение просфору со словами, чтобы на следующий день мы привели ребенка в храм.

После литургии он взял Максимочку за ручку и повел в алтарь. Я на коленях молилась об исцелении сыночка, и к просьбам о Божией милости сами собой прибавлялись слова благодарности за то, что послал Он нам такого батюшку, с отцовской любовью молящегося за нас.

Когда мы шли обратно, я как-то даже забыла о глазике сыночка, а когда взглянула на него, то с удивлением увидела, что он здоров.

Со дня гибели отца Федора мы долго не могли успокоиться. Слезы ручьем текли, и, казалось, горю нашему не будет конца. Вместе с Максимочкой мы молились, чтобы Господь принял душу отца Федора в Царство Небесное, и очень были утешены, что могилка его будет тут же, у храма.

Не могу избавиться от мысли, что отец Федор знал, что ему недолго оставалось жить. Однажды он нас познакомил с новым батюшкой отцом Максимом (он тогда еще был только дьяконом), и мы привязались к нему как к брату. Позже, когда его рукоположили в иерея, мы всегда подходили к нему под благословение, а я, когда отец Федор бывал занят, ходила к нему на исповедь. Так заранее думал о нашем будущем отец Федор, усматривая для нас нового пастыря - отца Максима.

В канун Рождества отец Федор еще раз взял в алтарь Максимочку и благословил там его крестом. Этот крест он потом подарил ему с теплыми пожеланиями, которые я слышать не могла. А на день великомученика Феодора Стратилата после литургии мы с Максимкой подошли поздравить батюшку. Я стояла рядом с сыночком и слышала, как отец Федор ему говорил: "Максим, ты вечно будешь жить! Где я, там и ты будешь!"

Да подаст нам Господь по молитвам нашего батюшки такую участь.

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко