Дар любви

Содержание

Александра Михайловна Кудинова

 

  В 1992 году я ждала третьего ребенка. Беременность ходила плохо: и гриппом болела, и тяжело было... Нужно было лечь в больницу. Подхожу к отцу Феодору, говорю:

- Меня кладут на сохранение.

- Да, обязательно ложись. Ты ела сегодня?

-Нет.

- Иди, причащайся.

- Я ж ничего не вычитывала?

- Я сказал, иди, причащайся.

Он меня прямо заставил. И буквально на следующий день я легла в больницу. А дня через два, когда делали капельницу, у меня хлынула кровь из носа. Поднялось высокое давление, и меня сразу отправили в реанимацию. До этого у меня с почками все было в порядке, а тут вдруг отказываются работать. Предсмертное состояние. Возраст плода - семь с половиной месяцев. Самый возраст, когда младенцы не выживают. Потеряла сознание, и все, что происходило в это время, знаю из рассказов.

Утром пришла заведующая, говорит: будем разрешать роды. Кесарево делать нельзя, потому что у меня рвота. Сделали укол, а у меня схваток нет, потому что ребенок лежит как нужно. Врачи растерялись, сама слышала, они говорили: что дальше будем делать?

Сестра моя, Валентина, пришла к отцу Феодору накануне и говорит: "Батюшка, с Александрой беда...". Потом я узнала, что он, когда домой пришел, все детки, вся семья молились, молебен дома служили, а папа мой с вечера, как ему позвонили, встал на колени и не поднимался до тех пор, пока я не родила. Мама-то уж мне после рассказала: весь пол, говорила, был улит его слезами.

Родила я ровно к 12 часам, когда шла вторая литургия. Валя в это время была в храме. В воскресенье родила, сама, без кесарева.

Когда родила, пришла заведующая и сказала:

- Ребенок ваш не выживет. Не надейтесь, и будьте к этому готовы.

Принесли Олечку, показали и унесли в реанимацию для недоношенных.

Я пишу сестре записку: "Валя, только крестите ребенка". Где-то на пятый день она пошла к отцу Феодору.

- Батюшка, надо бы крестить девочку. Состояние ее тяжелое.

- Где она лежит?

- В реанимации.

- Хорошо, но если разрешат.

На следующий день он ехал в роддом в машине и всю дорогу плакал, молился, чтобы его пустили в реанимацию. Это я узнала от водителя уже потом.

В реанимацию его пустили, отключили провода, и он крестил Олечку. Крестил полным чином. Дали ему тазик, и когда он окунул Олечку, она впервые закричала, а до этого лежала под этими трубками, и все. А тут, когда он ее вынул из тазика, она закричала. Он сказал:

- Жить будет!

Врачи говорили, что она умрет, а если и выживет, будет неполноценной. Говорили, что и слышать-то не будет, и всякое такое, а она росла, и страхи за ее жизнь постепенно проходили. Причащала я ее сначала каждый день. Больная или здоровая, укутаю и - в храм. Проходили годы, а врачи все говорили: нет, ваш ребенок жить не будет. Только отец Феодор говорил мне:

- Нет, жить она будет. Нормальная девчонка. Смотри, какая красавица!

Привезла ее домой, думаю, что ж там красивого - два килограмма?

Так вот молитвами отца Феодора моя Оленька жива осталась.

На Благовещение в 1993 году я пришла в храм, была общая исповедь. Отец Феодор называл грехи. А у меня накануне столько дел! Я стою, думаю: "Ну куда мне причащаться! Пока я все перемыла, пока перестирала, пока приготовила - сил нет готовиться к причастию". Слышу:

- Александра, подойди.

Я и рта не успела открыть, как он мне:

- Пока постираешь, пока постельное белье поменяешь, пока детей перекупаешь, не хватит сил читать, да? Сколько бы ни вычитала, но завтра причащайся. Я стою - ни слова. Он говорит:

- Ты хоть "каюсь" скажи.

Настолько я были поражена!

Гневная я с утра встала, на ребят накричала. Думаю, пойду, причащу Олю, хоть около чаши постою. Подхожу, а отец Феодор говорит:

- Поставь ее на ноги, пусть она подойдет, а ты отойди.

Ей было всего 3 годика, и кто-то ее приподнял. Мне он всегда разрешал подносить ее, даже если я была в нечистоте, потому что она ото всех плакала, а тут, видно, почувствовал мое состояние.

Потом другой случай был. Мама с папой вдвоем остались. Нас детей-то много, но мы все в Москве, а они вдвоем в деревне. Нам всем очень хотелось, чтобы мама приехала к нам на престольный праздник, на Николая угодника. А у брата в храме, куда он ходит, престол великомученицы Варвары. Дни памяти рядышком, вот мы и решили, чтобы мама приехала. Подхожу к отцу Феодору за благословением, уверенная, что уж раз мы все шесть человек детей решили, что мама приедет, так и он благословит. А он вдруг:

- Не благословляю. Я так удивленно:

- Как же так? Все дети-то решили...

- А я не благословляю, потому что мама должна быть с папой.

Звоню маме: "Отец Феодор не благословил тебе ехать". Она спокойно к этому отнеслась: "Хорошо, не поеду".

В это время в нашу деревню приехали из Москвы поминать, как мирские поминают, и привезли плохую водку. И все мужчины в деревне отравились. Папа на великомученицу Варвару всю ночь был без сознания. Если бы не мама, то и умер бы. Она ему скорую помощь вызывала.

А потом папа приехал в Москву, пришел в наш храм, чтобы посмотреть на отца Феодора. Сам-то он был человеком церковным, в алтаре прислуживал, духовный отец у него был, а мальчишки с детства его дразнили попом. Побыл он у нас в храме и говорит: "Много я всяких батюшек видел. У одного голос хороший, другой сам красивый, статный, добрый, третий проповеди говорит замечательные, а у отца Феодора все это вместе. Такого я вижу впервые. Отца Феодора увидел, теперь и умирать можно".

После смерти папы я каждый день в храм ходила. На сороковой день или перед ним подошел отец Феодор ко мне и говорит:

- Все скорбишь по папе?

Я ничего не отвечаю, знаю, что он будет ругать. А он говорит:

- Как же ты еще кого хоронить будешь?

Он так сказал, и у меня сердце оборвалось. Было это в ноябре, до гибели его оставалось всего ничего - три месяца.

Позвонила мне моя сестра Марина со своей печалью. Врачи обнаружили у нее межпозвоночную грыжу. Место, где она вылезла, очень неудачное, операцию делать опасно, и по прогнозам сестра моя должна бы остаться инвалидом. Она сама врач по профессии, прекрасно понимает свое положение, звонит мне, плачет. Следующий день был воскресный, и я пошла на литургию. Служил отец Феодор. Я всю службу проплакала, после службы он давал крест, я подошла заплаканная, он спросил: "В чем дело?", и я рассказала. Он как-то так почти весело мне на это сказал:

- Ничего, все у нее пройдет. Отлей ей маслица, что я тебе дал для Оли от Гроба Господня. Пусть она мажет, и все пройдет.

Сестра моя так и стала делать. Конечно, к таинствам приступала, и очень скоро у нее все прошло, всем на удивление, особенно врачам.

… Как-то на день Ангела батюшки, нет бы к пяти часам на службу пойти, а я побежала подарок искать. Очень хотелось купить большой фотоальбом. Нигде их не могла найти, ну и запоздала на службу, не знаю на сколько. Подхожу на помазание, а он:

- Ты почему к началу не пришла?

Я не могла ему сказать, где была, покраснела и молчу. Всех в храме видел батюшка, и в каком настроении, видел. Посмотрел на меня и вдруг сказал:

- На следующий год будешь поздравлять меня телеграммой.

Я растерялась, маме потом рассказала:

- Мама, на следующий год я с отцом Феодором на день его Ангела вместе не буду. Отец Феодор просто так не говорит.

И вот в день смерти батюшки я маме позвонила, она и говорит: "А я вспомнила его слова. Я все ждала день его Ангела, знала, что непростой это день будет". Вот так вот было.

На последней исповеди у него я была в воскресение перед второй службой. Видела, какой он приехал из Иерусалима, а спросить у него, что случилось, не могла, язык не повернулся. Даже решила, было, не ходить на исповедь. Потом все-таки пошла. И он мне все вопросы разрешил, но закончил исповедь такой фразой:

- И больше я тебе не смогу помочь словом.

Отошла, думаю, наверное, я настолько надоела батюшке, а, оказывается, он другое имел в виду.

Года за три до гибели батюшки мы ездили с нашей прихожанкой к одному старцу. У меня были свои вопросы, а ее волновало: в тот ли она храм ходит. Я несколько раз просила отца Феодора благословить меня на поездку, он все отказывал, а потом говорит: "Надоела ты мне. Езжай". Я поехала с целым списком, а батюшка на все мои вопросы отвечал словами отца Феодора, даже его интонацией. Прихожанке же нашей ответил: "Ходите в храм к отцу Феодору. Он всех вас к Богу приведет".

 

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко