Дар любви

Содержание

Диакон Алексий Фатюхин

 

 

  Пришел я в храм Преображения Господня еще в период восстановительных работ и по благословению настоятеля протоиерея Феодора Соколова проходил здесь послушания строителя, сторожа, просфорника, алтарника. Потом батюшка благословил меня готовиться к рукоположению. Я непрестанно благодарю Бога за возведение меня в священный сан, и в этой молитве всегда присутствует благодарность отцу Феодору за участие в моей судьбе.

Вспоминая годы, проведенные рядом с ним, хочу отметить, прежде всего, его великий труд над собой. Он шел путем очищения собственного сердца, обожения, как говорил преподобный Серафим Саровский. Передо мной открывались не внутренние стороны его жизни, но проявление внутреннего через внешнее. Мне часто приходилось быть свидетелем его молитвы, низводившей Духа Божия в его душу и в души его духовных чад.

"Сердце чисто созижди во мне, Боже", - взывал к Богу псалмопевец царь Давид, и этим же путем отец Феодор стремился сотворить свою душу обителью Духа Божия. Мы так и молимся: "Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всяких скверны". Это наше христианское делание мне пришлось лицезреть в трудах отца Феодора.

Я был свидетелем, как преодолевал он в себе недоброе расположение духа. Казалось, вот-вот батюшка устроит справедливый разнос провинившемуся за какие-то упущения, но он просто подойдет и молча посмотрит на виновного. После этого взгляда делалось невыразимо стыдно, и совесть начинала обличать больше, чем если бы он отругал.

Святая Церковь учит нас, как нужно бороться с собственными страстями, учит на примерах жизни подвижников, святых угодников Божиих, но их подвиги протекали в других условиях. А как спасаться современному человеку, как побеждать в себе те же самые грехи, с которыми воевали подвижники 300, 500 или 1500 лет назад? Удивительный пример этого борения дает нам жизнь отца Феодора. Он был перегружен различными церковными и общественными послушаниями Церкви: должен был отдавать свое внимание и воинским, и тюремным, и приходским проблемам, не оставлять без внимания чад своих духовных, которых у него были сотни. И в этом состоянии он сохранял удивительную молитвенность - способность стать пред престолом Божиим и возносить Господу молитвы.

Это состояние невозможно без сердечной чистоты. Созерцая его молитву, самому хотелось молиться. С ним рядом было легко и служить, и молиться. А послушания, которые по человеческой немощи как-то не хотелось выполнять, по его слову обычно выполнялись даже с радостью.

Отец Феодор не только сам стяжал Святаго Духа, но и низводил Его в наши души. Широко известно выражение преподобного Серафима: "Стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи" или, как по-другому говорят: "Спасись сам, и вокруг тебя спасутся многие". Эти слова он день за днем воплощал в своей жизни. Так стремление отца Феодора к личному спасению приводило к тому, что многие его окружавшие сослужители, духовные чада становились причастниками благодати Божией, благодати Святого Духа.

Плодом этой необычайно молитвенной жизни были любовь к Господу и любовь к ближним. Он переживал твои проблемы как свои личные. Болеет ли супруга, детки или какие-то размолвки дома или с близкими, друзьями - он всегда это почувствует, подойдет, начнет расспрашивать: что дома случилось, как детишки? И нет бы замкнуться в своих проблемах, а начинаешь рассказывать батюшке все - и на душе полегчает.

Однажды я его спросил: "Как это возможно? Столько людей к Вам ходит, и Вы каждого выслушиваете? Столько скорбей и рыданий, столько приходится решать сложных духовных проблем! Неужели душа не изнемогает, неужели не становится тоскливо, скучно и даже, может быть, невыразимо тяжело нести это бремя?" Помню, он мне ответил: "Помогает благодать, данная Господом человеку в священстве, благодать вести души человеческие к Царствию Небесному. Без этой благодати пастырю невозможно воспринимать все те беды, горести, страдания, с которыми приходят к нему люди. Благодать Божия - это та броня, в которую облечен пастырь. С одной стороны, священник воспринимает все эти страдания человеческие, скорби, а с другой - передает их на попечение Господу. Господь просвещение мое и Спаситель мой. Вот что защищает пастыря от всяческих житейских треволнений, вот что делает пастыря необыкновенно легким в общении, необыкновенно духовным - надежда на Господа".

Отец Феодор своей жизнью явил величайшую любовь, надежду и упование на Господа. Господу он отдавал многочисленные скорби, лишения, которые приносили ему люди, и Господь по Своему неизреченному милосердию Сам решал многие скорбные ситуации через отца Феодора. Исповедь - это величайшее таинство, в котором Господь не только прощает грехи человеческие, но и освящает душу исповедующегося. Пастырь в этом случае - рупор Божий, и чем чище его душа, тем точнее врачующее слово.

Я часто видел в алтаре, как отец Феодор готовился исповедовать. Он брал Евангелие, крест, подходил к престолу и какое-то время молча молился. Как-то спросил его: "О чем, батюшка, Вы молитесь перед исповедью, чего просите у Бога?" Он ответил: "Помощи Божией. Чтобы не мои уста говорили с исповедниками, а Сам Господь".

Общение с живым человеком всегда несет на себе печать нашего греховного естества, "помогающего" видеть чужие недостатки. Но со смертью человека все меняется, ярче проступают достоинства. Отец Феодор был среди нас истинным земным Ангелом. Он оставил нам свое внимание на службе, на исповеди, свое отношение к людям, свою молитву, свою надежду, свою любовь ко Господу.

Содержание

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко