село ГРЕБНЕВО - город ФРЯЗИНО

8. XX век

8.4 Наша родня и мы сами в истории





Я упоминаю имена своей родни для того, чтобы читатели по моему примеру спросили у своих старших - родителей, дядей и тетей, дедушек и бабушек, а у кого-то живы и прадедушки и прабабушки - а что происходило с ними в прошлом? И записали бы в тетради.

Например: твой дедушка был на войне. И ему командование выдало листочек с перечислением тех боев, в которых принимал участие он и его товарищи. Спиши текст в свою "Историческую тетрадь".

Вот дедушка моих детей был на войне и ему дали в конце войны в 1945 году такой листик, который он сберег и передал внучке Оле:

"Слава советскому оружию! Слава сталинским воинам-победителям! Участнику боев с немецко-японскими захватчиками в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. орденоносцу Фролову Григорию Дмитриевичу.

Дорогой наш боевой товарищ! Сегодня Вы расстаетесь с нашей боевой семьей. в которой Вы 55 месяцев подряд служили и совершали боевые подвиги в борьбе с врагами, вероломно напавшими на нашу священную Родину. Честь, слава и Ваши ратные подвиги надолго останутся в памяти нашей славной части, с которой Вы прошли в труднейших условиях от Ленинграда до Выборга, от Выборга до острова Саарема. Рига, Дрезден, Берлин, Прага, Вена, а затем и Манчжурия, последний оплот японского империализма на Дальнем Востоке.

Славные боевые традиции и боевой путь останутся навсегда памятными в сердцах каждого из нас, кто прошел этот славный путь.

Не забывайте и расскажите свои родным и знакомым о своем славном боевом пути, о Ладожской эпопее, о блокаде города Ленинграда и варварском обстреле его врагом, о героическом труде, вложенном Вами при освобождении Балтийского острова Саарема, о силе и героизме русского народа, сумевшего отстоять независимость нашей Родины.

Расскажите народу о героических подвигах воинов-победителей при взятии фашистского логова - Берлина, о боевых делах наших дальневосточных войск, участников которых являлись и лично и Вы.

Командование, которому жизнь Ваша была доверена, благодарит Вас и Ваших родных за Вас, за Вашу безупречную службу в защите нашего отечества и надеется на Вас, что и Вы и на трудовом фронте будете служить и работать на благо и счастье нашего народа так же самоотверженно и безупречно.

До свидания, наш боевой друг, желаем тебе счастливого пути в жизни и работе на трудовом фронте.

Командир части майор Пейсах. Зам.командира по полит. части капитан Цветков. Начальник штаба части майор Андреев."

Круглая печать с гербом СССР, а на ней надпись: Войсковая часть полевая почта 67662. Этот листок уже перетерся на сгибах. Он рассыпается. Хранит его Григорий Дмитриевич уже 55 лет. Сам он слепой уже многие годы, ему 87. Но бодрый и все помнит, часто рассказывает о прошлом.

Я много занимался в архивах, чтобы найти истоки своей фамилии. Расспрашивал своих старших двоюродных братьев и сестер.

Разве не интересно выяснить, что твои предки были в XVI и начале XVII века бортниками на службе великого князя? Они собирали в нижегородских лесах мед диких пчел и сдавали его великокняжеским сборщикам налогов. Колода для пчел называлась "борть". Занятие было опасное, упадешь с дерева - и смерть. Первый найденный документ датирован 1588 годом. Бортник в деревне Каменищи Нижегородского уезда.

В 1616 году после Смутного времени Степан Лукьянов, мой предок, из вольного бортника стал крепостным: его деревня на речке Мокса в Арзамасском уезде была отдана в награду за "Московское осадное сидение" во время Смуты князю Ивану Ивановичу Ромодановскому. Князь Иван построил в Моксе деревянный храм во имя Михаила Архангела. Так "деревня Степана Жукова со товарищи на речке на Моксе" превратилась в село Архангельское. Князь Иван в 1642 г. выдал дочку Татьяну замуж за князя Василия Андреевича Голицына, и село Архангельское "а Мокса тож" было отдано в приданое зятю. После князя Василия селом владел его сын Василий Васильевич Голицын, правитель России. Князя Василия Петр I сослал в 1689 на мерзлый Север, а село было разделено между 18 стрелецкими полковниками, поддержавшими Петра. Мой предок Митька Емельянов записан к полковнику Михаилу Фомину сыну Кривцову. К Борису Щербачову попал Ивашка Ваганов. К Василию Баркову - Левка Ваган (в других документах Левка Волга). Прозвище Ваган или Ваганов уже существовало и, вероятно, давно.

Кривцов "променил" свою долю Дмитрию Лукичу Воронцову. Сын его, комиссар флота Петр Дмитриевич Воронцов, был нашим помещиком в 1744 и 1762 годах, а внук - владимирский воевода Алексей Петрович Воронцов - в 1765 и 1782 г. Правительство разрешило заводчикам покупать населенные деревни, а затем использовать крестьян как рабочих. Деревня Сурки того же Сергачского уезда Нижегородской губернии была куплена 14 февраля 1761 Иваном Твердышевым и Иваном Мясниковым. Они перевели крестьян на Урал на медеплавильные заводы, а землю 14 августа 1763 г. продали коллежскому советнику Алексею Воронцову. Воронцов и перевел своих крестьян из Моксы в новую деревню в 1765 году. Предок наш, Иван Дмитриев, к тому времени умер, сын его Федор Иванов успел ли пожить в новой деревне, неизвестно, умер он в том же 1765 году 44 лет от роду. Его сынку Алексею было уже 17 лет, он женился и стал вести хозяйство как взрослый мужчина. Умер Алексей рано, 38 лет. Его сын Михайла Алексеев был отцом Якова - основателя династии Вагановых в Сурках - и Трофима, моего прапрадеда.

Сурки перешли к Алексею Степанович Рахманову, "бригадиру и кавалеру", известному московскому гастроному, его усадьба была в Москве на берегу Неглинки, там сейчас Рахмановский переулок.

В 1828 г. помещик умер, владеть Сурками (после раздела в 1839 г) стал его племянник Алексей Федорович Рахманов. Трофим Михайлов Ваганов стал у Рахманова старостой-бурмистром. Я разыскал его автограф, он был грамотным. Управлял пятью селениями: Сурками, Воронцовым, Березниками, Алексеевкой, Болобоновым. Умерла жена его Анна, и он решил уйти от мира в монастырь. В 1844 году Рахманов отпустил бурмистра в Арзамасский монастырь, а на его место был поставлен Авксентий Трофимов Ваганов, мой прадед. Двух дочерей Елену и Прасковью Трофим Михайлович определил в Арзамасский монастырь - Алексеевскую обитель, где девушки учились шить золотом покрывала для храмов, изготовлять другую церковную утварь. 16 лет находился Трофим в Саровской пустыни, под конец жизни перебрался на Высокую гору в Арзамас.

Аксен, кудрявый, красивый, жил с 1841 года в сельце Воронцове, где было имение Рахмановых, и был дворовым. Алексей Рахманов был по матери двоюродным братом Антона Дельвига, поэта и друга Пушкина, хорошо сам знал Пушкина. В письмах поэта несколько раз упоминается имя нашего помещика Рахманова; Рахманов в 1831 году улаживал денежные дела великого поэта. В молодости Рахманов был гвардии гусар. Гусарский полк стоял в Царском Селе, и лицеисты часто посещали гусар, тем более что Дельвиг и Рахманов были братьями.

В сельце Воронцове и родился в 1852 году мой дедушка Семен Авксентьевич Ваганов. До 9 лет был крепостным - дворовым мальчиком. Его папа Аксен тоже был грамотным, от него остался в архиве автограф - перепись жителей деревень. Семен, как и его дед и отец, не учился в школе, так как школ там не было, и все же умел хорошо писать и читать: остались его письма и переписанная каллиграфическим почерком тетрадь со стихами русских поэтов. Он увлекался пасекой и фотографией, мечтал полетать на аэроплане...

Когда мой дедушка был еще мальчиком, Рахманов разорился и вынужден был продать имение Александру Дмитриевичу Черткову. Виноват в этом был мальчик Алеша, сын Рахманова. Он учился в Петербурге в школе кавалергардов. И был страшным сластеной, часто покупал у разносчиков всякие сласти и раздаривал их своим товарищам по училищу. Денег папа ему давал мало. Поэтому разносчикам он выдавал расписки. Этих расписок скопилось так много, долг был таким большим, что папа-Рахманов был вынужден продавать свои деревни, чтобы расплатиться с долгами сыночка. У Рахманова был приятель Павел Воинович Нащокин, лучший друг Александра Сергеевича Пушкина. И вот Нащокин придумал так помочь Рахманову: он обратился к воспитателю будущего императора Александра II поэту Василию Андреевичу Жуковскому с просьбой попросить наследника принять молодого Рахманова в свиту. Эти письма храняться в Пушкинском Доме в Петербурге, я их читал. Жуковский не понял глубокого смысла в этой просьбе и отказал, кстати, очень вежливо.

Семен также стал управляющим имениями, агрономом, или, как он любил говорить, "земледелом". У него выросло 9 детей, да еще умерло младенцами несколько. Самый младший был Боренька, мой папа. Дедушка последние 15 лет служил у помещицы Елизаветы Александровны Герштенцвейг, по мужу Гончаровой. Муж ее Сергей Сергеевич Гончаров был племянником Наталии Николаевны Пушкиной, и, приезжая на Александровский хутор, вспоминал за столом свою тетю. А мой папа слушал, мало что понимая. Папа родился в 1907 году, а дедушка умер в 1913, когда папе было всего 6 лет.

Германская война 1914-1918 года мобилизовала на фронт самых мирных людей. Старшие братья папы Александр Семенович, Алексей Семенович и Сергей Семенович Вагановы были призваны в армию. Александр и Алексей после 4-х летнего обучения в Нижегородской семинарии и работы учителями поступили один за другим в Харьковский ветеринарный институт и успешно его окончили. Александр имел хороший голос и, во время гастролей в Нижнем Федора Ивановича Шаляпина сумел проникнуть в уборную артиста, продемонстрировать свои способности и получить возможность участвовать в спектаклях в массовых сценах: пел вместе с Шаляпиным. Саша сначала был учителем в Сормовской приходской школе, был свидетелем рабочих демонстраций в 1905 году и разгона этих шествий полицией. В Германскую он служил ветеринарным врачом в одной из казачьих частей. Часть была послана "в дело" и попала под германскую газовую атаку. Спасся Саша тем, что дышал через мокрую полу шинели. Потом часть охраняла Ставку Верховного Главного Командования в Могилеве. Саша близко видел весь генералитет Российской армии. Потом он попал на Турецкий фронт в артиллерию. Наконец, добирался к маме и жене в Нижний и Арзамас через Кавказ и Астрахань с поручиком Благонравовым. Позже Толя Благонравов стал академиком и руководителем Института Машиноведения АН СССР.

Печальная судьба выпала на долю Сергея Ваганова. Он был студентом Киевского коммерческого института, в войну институт был эвакуирован в Саратов. Студентов призвали в армию. Курсы командиров в Оренбурге. Сережа стал поручиком, ему доверили пулеметный взвод. После развала фронта вернулся в Арзамас. Мобилизован в Красную Армию. Его часть была захвачена деникинцами, ему дали на выбор: "расстрел или служи нам". Умереть не решился. Заболел сразу двумя тифами, сыпным и брюшным, ни разу не принимал участия ни в каких сражениях, и был больным захвачен красными. Попал в концлагерь под Тулой. Потом ссылка в Астрахань. Потом место совхозного бухгалтера под Арзамасом. И, наконец, арест в августе 1938 года: "признавайся, что вредитель, что враг народа!" Пытки его не сломили: "Я этим сукам ничего не подпишу!" И вот Ежов расстрелян, и Берия "спускает пар" - на волю выпущены те, кто так и не подписал признания. Вышел, даже не верит этому... Зубы выбиты. Ребра поломаны. В войну храбрился и все порывался уйти на фронт против Гитлера. Так и прослужил бухгалтером до самой смерти в 1961 году. Успел поприветствовать рождение моего сынка Илюши, нового тогда Ваганова.

Итак, род Вагановых.

В начале мне известны лишь прозвища: Ваган. Волга. Шишка. Лукьян Жук.

Затем появились отчества - Лукьянов, Степанов, это не фамилии, а отчества. Окончания отчеств на ВИЧ полагались только очень высокопоставленным лицам, но уж конечно не бортникам и не крестьянам. Иногда добавлялись прозвища или прозвищные отчества. Часто записывали не имя крестьянина (Степан Лукьянов), а полуимя (Емелька Степанов или Ивашка Емельянов), это воспринималось как пренебрежительное отношение к человеку. При Петре Великом снова стали записывать полное имя: Алексей Федоров.

Фамилии возникли только во второй половине ХIХ века, иногда они брались готовыми, как отчество от календарных имен на -ов, -ев, -ин, или как отчество от прозвищ. Продолжим перечисление предков:

Степан Лукьянов сын Жуков. Емельян Степанов сын. Димитрий (Митька) Емельянов. Иван (Ивашка) Дмитриев. Федор Иванов (жена Марфа Иванова). Алексей Федоров (жена Фекла Лазарева). Михайла Алексеев (жена Агафья). Трофим Михайлов сын Ваганов (жена Анна). Авксентий Трофимов сын Ваганов (жена Анисья Евстафьева Куличенкова). Семен Авксентьевич Ваганов (жена Мария Семеновна Юрьева). Борис Семенович Ваганов (жена Варвара Федоровна Перцева). Роальд Борисович Ваганов (это я, а моя жена Римма Григорьевна Фролова). Илья Роальдович Ваганов (он сменил отчество на Алексеевич, это мой сын, а его жена Ирина Львовна Барсукова). Александр Ильич, Иван Ильич, Кирилл Ильич, Федор Ильич Вагановы (мои внуки). Вот какая цепочка из ХVI в. в ХХI в.

Заметьте, что Лукьянов, Степанов, Емельянов и пр. - это еще не фамилии, а отчества. Крестьянам отчества на "вич" не полагалось. Только мой дедушка стал "Авксентьевич", да и то часто писал "Авксентьев". У многих были прозвища, и одно из очень старых "прозвищных" отчеств - Вагановы - пришло к нам сегодня как наша фамилия.

Совет: собирайте по крохам историю родни. Ведь история каждой семьи - тоже ИСТОРИЯ.

Заканчиваю.

"Окончен труд, завещанный от Бога мне грешному. Недаром многих лет свидетелем Господь меня поставил И книжному искусству вразумил."

А.С.Пушкин.

Начат сей труд в июне 1997 г. Тогда было 7 страниц. Сейчас, пожалуй, уже получилась "хрестоматия" - кому-то, возможно, и полезная. Передаю этот текст отцу Антонию Коваленко, православному священнику.

Напечатать трудно, но в школах есть компьютеры, и дискеты с текстом могут пригодиться нашим преподавателям истории и литературы при подготовке к урокам. Хорошо помню, как тщательно готовилась моя мама, учительница математики, каждый вечер к завтрашним урокам.

Автор всем желает бодрости, энергии и исторического видения мира. Всех всем благ. С Богом живите в любви и мире.

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко