село ГРЕБНЕВО - город ФРЯЗИНО

 

5. XVII в.

5.4 Трубецкие в XVII веке: Алексей Никитич, Юрий Петрович





 

 После Дмитрия Тимофеевича Трубецкого некоторое время владела Гребневым его вдова Анна Васильевна. Ей принадлежал и приселок Ново, 10 дворов крестьянских и бобыльских. Умерла Анна Васильевна в 1655 г.

Из Архива 1635 г.:

"да в приделе царя Константина в селе Гребеневе у речки Любовенки дани рубль 22 алтын 2 деньги заезда гривна".

Из Архива же 7154 г. (1646 г.):

"двор вотчинников да на церковной земле 2 двора бобыльских людей в них 4 человека да того же села в слободке за прудом 7 дворов крестьян, в деревне Фроловой 3 двора крестьян".

Заметим, что пруд на Любосеевке был уже в середине XVII века. Плотина, следовательно, тоже была, а ведь верх плотины так и называется "гребень". Не отсюда ли и название Гребнево?

Владельцы Гребнево, разумеется, присматривали за прудом, приказывали чистить его регулярно, а кто-то из них, возможно, Бибиковы, устроили острова и беседки на них...

Небольшая слободка за прудом также была в 1646 году.

Отмечен историками и другой владетель Гребнево из князей Трубецких, Алексей Никитич Трубецкой.

Начнем с Брокгауза и Эфрона [112]. Том 33А, стр.918.

"ТРУБЕЦКОЙ Алексей Никитич, ум.1680, боярин, замечательный дипломат XVII в. Еще молодым человеком был назначен воеводой в Тобольск (1629), затем в Астрахань (1633) и Тулу (1642-1646). Со вступлением на престол Алексея Михайловича начинается его дипломатическая деятельность, в деле присоединения Малороссии к России он принимал "главное и верховное участие", в то же время не раз отличился в военных делах. Пожалованный за это Трубчевском, с титулом "Державца Трубчевского", Алексей Никитич впоследствии, не желая отдавать свое владение потомству кн. Юрия Никитича, отказал Трубчевск своему крестнику Петру Великому. Умер иноком, под именем Афанасия."

Теперь о нем же статья в Большой Советской Энциклопедии [15].

"Русский политический и военный деятель, дипломат, крупнейший землевладелец, князь, боярин (с 1645). В 1646-62 возглавлял приказы Сибирский, Казанского дворца и другие. В марте 1654 участвовал в переговорах с посольством Богдана Хмельницкого об условиях вхождения Украины в состав Российского государства. Командовал войсками в русско-польской войне 1654-67 и при взятии Юрьева (в 1656) в русско-шведской войне. Трубецкой принимал активное участие в подавлении Московского восстания 1662 и в следствии над его участниками. Умер в 1680".

У Алексея Никитича был свой двор в Кремле. Иван Забелин в книге "История города Москвы" [32] пишет:

Вблизи Никольских ворот "находился двор князей Трубецких, принадлежавший в начале XVII века князю Алексею Никитичу Трубецкому. Этот обширный двор простирался почти до владений Чудова и Вознесенского монастырей. Повидимому, он составлял родовое владение князей Трубецких и потому, как увидим, переходил по наследству в их род.

Князь Алексей Никитич происходил от боярина князя Никиты Романовича Трубецкого (ум.1608), у которого было трое сыновей, старший Юрий, средний Федор (ум.1608), младший Алексей. От родного брата кн. Никиты Тимофея происходил известный герой Смутного времени, Дмитрий Тимофеевич, не оставивший потомства (ум.1625).

Старший сын князя Никиты, Юрий, женившись на дочери тоже преизвестного героя смутного времени, Михаила Глебовича Салтыкова, вместе с тестем изменил Русскому делу, в 1611 г. уехал в Польшу и там совсем окатоличился и помер. Его внук Юрий Петрович (ум.1679) возвратился в Москву, принял православие, получил боярский чин и женился на сестре знаменитого кн.Василия Васильевича Голицына. Он него и произошли все князья Трубецкие, ныне сушествующие. Ближайшие его потомки, как увидим, занимали очень высокие места.

Младший сын кн.Никиты, Алексей Никитич, не кривил душею и остался на службе у царей в Москве.

Князь Алексей Никитич Трубецкой был близким человеком царю Михаилу Федоровичу, а потому и в молодости занимал между сверстниками-стольниками передовое место. Во время царского столования с 1618 г. он всегда "смотрел в большой стол", т.е. распоряжался угощением обедавших в должном порядке в главном столе. С 1622 г. в числе дворян он первым с товарищами присутствовал и за царскими праздничными и другими столами, когда по назначению государя были призываемы к столу и молодые дворяне. На свадьбе государя 19 сент. 1624 г. был в поезжанах за государем, вторым в числе приближенных лиц.

В 1628 г. он был отправлен на воеводство в Тобольск, что могло состояться и в честь ему, а также и по интригам тогдашних временщиков, с целью удалить от царя лишнего близкого к нему человека, особливо достойного по своим дарованиям. Однако в 1631 г. он возвратился из далекой стороны в Москву, но в следующем 1632 г. снова удален на воеводство в Астрахань, где оставался до 1635 г. В его отсутствие в 1633 г. погорела в Кремле вся сторона, где находился его двор. От его двора и пожар начался.

Заслуги, оказанные на этих дальних воеводствах, по всему вероятию выдвинули его вперед перед другими, как доброго полководца, а потому, когда в 1640 г. в Москву пришли вести, что идет к столице Крымская гроза, Алексей Никитич был отправлен в Тулу главным воеводою над всеми собиравшимися там полками. С половины марта до половины сентября, до тех пор, пока Крымцы не ушли восвояси, он оберегал Москву от обычного Татарского нашествия. В 1642 г., опять по таким же вестям, он снова был отправлен главнокомандующим на Тулу же и в сентябре 15-го, по миновании опасности, возвратился в Москву. В эти и последующие годы со стороны Крыма постоянно грозила опасность Татарского нашествия, почему на Тульских местах по разным городам безотходно стояли наши полки.

В 1645 г. при вступлении на престол царя Алексея Михайловича князь Трубецкой был послан в эти полки приводить ко кресту на государское имя воевод и всю рать.

Такие важные государственные поручения он исполнял, бывши только в простом звании дворянина, то есть не имея особого служебного чина.

7 сентября 1645 г., за три недели до своего коронования (28 сент.), молодой царь явил свое пожалование из всех первому Алексею Никитичу, возведя его прямо в сан боярина, как человека родовитого, иначе ему было бы дано только окольничество. Перед коронованием царь пошел к Троице (10 сент.) и там 13 сент. на обеде за монастырскою трапезою угощал нового боярина, посадивши его на первое место.

Зимою того же года пришли под Курск Крымские царевичи, тотчас Алексей Никитич был послан по-прежнему главнокомандующим на Тулу. Назначался сильный поход против них к Белгороду, но Татары вскоре ушли домой, и вся рать также была распущена по домам.

1 мая 1646 г. Алексею Никитичу было поручено заведывание Сибирским приказом, который и оставался в его ведомстве до самой его кончины в 1662 г.

В 1647 г. с титулом ближнего боярина и наместника Казанского, Алексей Никитич вел переговоры с послами Литовскими и Шведскими во главе других, назначенных к тому лиц. Такие же переговоры он вел с Литовскими послами в 1649 г., в 1650 г. с Кизылбашским (Персидским) послом и Английским послом. На свадьбе царя в 1648 г. генваря 16-го он состоял в сидячих боярах первым с государевой стороны. Первым всегда присутствовал за столами и у царя, и у патриарха, и первым же назначался, по случаю выездов государя из Москвы, оберегая столицу и царский дом.

Таким же образом он первенствовал при торжественных встречах св. мощей патриарха Иова в 1652 апреля 5-го и св. мощей митрополита Филиппа июля 6-го того же года, а потом встречал приезжавших в Москву Грузинского царевича Николая Давыдовича в 1654 г. и Грузинского царя Теймураза в 1658 г.

В 1652 г. 22 июля Государь молебствовал в Успенском соборе, а затем послал делегацию на Новгородское подворье звать митрополита Никона. Но тот не поехал. "Тогда государь отправил к нему старейшего боярина А.Н.Трубецкого и боярина князя Львова. Никон едва послушал государева указа..." Алексей Михайлович звал его на патриаршество, Никон отказывался. Все плакали.

Само собою разумеется, что во время начавшейся войны с Польшею в 1654 и 1655 гг., проведенной царем Алексеем Михайловичем с большим успехом и с большою славою, боярин Алексей Никитич в собранных полках занял по-прежнему первенствующее место и был отправлен вперед на Брянск и тамошние города: Рославль, Мстиславль, Шклов, Дубровну и прочие, которые затем были взяты или приступом или сдались добровольно".

И далее И.Забелин подробно описывает проводы полков на ратное дело. На прощание царь позвал воевод к своей руке. Первым подошел Трубецкой, царь его обнял и прижал к груди "для его чести и старейшинства, зане многими сединами украшен и зело муж благовеин и изящен, и мудр в божественном писании, и предивен в воинской одежде, и в воинстве счастлив, и недругам страшен".

В 1659 г. боярин вел военные дела на юге в Черкасских городах, против Крымского хана и запорожцев. Запорожцы принесли присягу на подданство. 7 декабря в Калужских воротах царь и бояре встречали вернувшуюся рать. В феврале 1660 за торжественным столом в Золотой палате главнокомандующий Трубецкой получает награду: шубу бархат золотой в 300 рублей, кубок в 10 фунтов, придачу к прежнему окладу жалования 300 рублей, да город Трубчевск - прародительскую вотчину.

Скончался 16-го или 17-го декабря 1662 г. Его кремлевский двор перешел к его внучатому племяннику Юрию Петровичу, который вернулся из Польши. "По всему вероятию, он возвратился из Польши по желанию и настоянию кн. Алексея Никитича, быть может, в тех видах, что с его кончиною прекращался в России и род князей Трубецких, так как сам он детей мужеского колена не имел".

Гребневым после смерти Алексея Никитича какое-то время владел князь Юрий Петрович Трубецкой. Из Архива 7186 г. (1678 г.):

"Двор боярский и дворы конюшенный, скотный и задворные 7 дворов конюхов, людей в них 39 человек в деревне Фроловой 3 двора бобыльских, людей в них 13 человек". В приселке Ново "6 дворов крестьян 35 человек, 6 дворов бобыльских 20 человек". Заметим, что бобыли от крестьян отличались тем, что не пахали землю - либо занимались ремеслом, либо побирались, будучи немощными. К этому времени церковь в Ново пришла в упадок, так что в 1680 записали писцы: "что де в писцовых книгах показано село Ново, а в нем церковь Кирилла Белозерского Чудотворца, тут де изстари была деревня Новое, а не село, и в той де деревне церкви и церковной земли и кладбища изстари не было".

У Юрия Петровича Трубецкого отец был в малолетстве увезен отцом своим в Польшу, где и остался навсегда, и умер в 1644 году. Сам Юрий Петрович, по смерти отца, был взят в Россию, причем лишился всех своих владений в Польше. Впоследствии он вернул их себе обратно. Имел звание стольника и боярина, а с 1673 был киевским воеводой. Женат на княжне Ирине Васильевне Голицыной, сестре известного деятеля, одно время бывшего правителем России, князя Василия Васильевича Голицына. Умер Юрий Петрович 12 июня 1679 г. Схоронен у западной стороны Троицкого Собора в Троице-Сергиевой Лавре, "в третьей палатке".

Юрий Петрович и Ирина Васильевна - ближайшие родоначальники всех князей Трубецких. Заметим, что в Польше Юрий Петрович сделался католиком, но Ирина Васильевна "повлияла на переход его обратно в православие" (Сказания о роде князей Трубецких [86], стр.348).

Умерла Ирина Васильевна после мужа. У них было два сына, Иван (р.1667) и Юрий (р.1668). Еще детьми, оба в 1676 г., получили придворный чин "комнатный стольник". Оба они владели домом Трубецких сообща, хотя и жили в отдельных палатах.

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко