село ГРЕБНЕВО - город ФРЯЗИНО

 

4. XVI-XVII вв.

4.4 Священнослужители (XVII - начало XXI вв.)





 

 Уже в первом документе, где упомянуто Гребнево, селение считается селом. А это значит, что там был храм. Как это обычно было на Руси, он был деревянный. Храм был во имя Николая Чудотворца. Святитель Николай служил епископом в городе Миры в стране Ликии (ныне - на территории Турции), в IV веке. В России Николая Чудотворца чтили необычайно.

Здесь вспомним имена некоторых священников гребневских храмов, с XVII века по XX век.

В старинных архивных документах И.Ф.Токмаков [97] разыскал несколько имен священников Никольской церкви села Гребнево, XVII и XVIII веков:

Иоанн: 1633-1646;

Ананий: 1667-1691;

Петр Васильев: 1704-1710;

Никифор Агафонов: 1722-1749.

Сельское духовенство получало землю, ему приходилось самому и пахать, и сеять, и убирать урожай, и заниматься скотоводством. Так, моя бабушка Мария Семеновна в девичестве Юрьева, была дочкой бедного сельского псаломщика. "Иду я, как сейчас помню, с поля во время страды, от пыли платком закрылась ниже глаз, а он стоит у плетня, смотрит..." Он - это мой дедушка, Семен Аксенович Ваганов.

В.Н.Татищев рекомендует помещикам больше обращать внимания на нужды бедных попов, помогать им деньгами, чтобы они не были голодными, больше общаться с ними. Только так можно было надеяться поднять нравственный уровень крестьянства:

"Старайся иметь попа ученого, который бы своим еженедельным поучением и предикою к совершенной добродетели крестьян твоих довести мог, а особливо где ты жить будешь, имей с ним частое свидание, награди его безбедным пропитанием, деньгами, а не пашнею, для того, чтоб от него навозом не пахло, голодный, хотя и патриарх был, хлеба возьмет, за деньги он лучше будет прилежать к церкви, нежели к своей земле, пашне и сенокосу, что и сану их совсем неприлично, и чрез то надлежащее почтение теряют. А крестьяне, живучи в распутной жизни, не имея доброго пастыря, в непослушание приходят, а потом господ своих возненавидят, подводя воров и разбойников, смертельно мучат и тиранят, а иных и до смерти убивают. Когда ж где есть ученый поп и доброго поведения человек, к тому ж не имеющий крайней в деньгах нужды, то, конечно, приведет крестьян в благоденственное и мирное житие, и злодеяний таких в тех местах мало бывает".

Невежество и бедность сельского духовенства были главными причинами того, что крестьяне были лишены толкования Закона Божьего:

"Невежды, ленивые и неученые попы, получая от крестьян алтыны, мирволят и совсем на них того не взыскивают, к тому ж почасту, обращаясь с крестьянами братством, одно только им рассказывают и вымышляют праздники, велят варить беспрестанно пиво, сидеть вино, едят и пьют безобразно и помышления не имеют". ([93], стр.534-535).

В Гребневе, кроме земли и сенокосов, помещик (Иван Юрьевич Трубецкой) в самом деле давал причту "хлебную и денежную ругу", т.е. заботился о благосостоянии своего духовенства.

При освящении летнего храма в 1791 г. была установлена "храмозданная доска", на которой рядом с московским митрополитом Платоном было сохранено имя священника Гребневской церкви Николая Иванова.

Вот текст, вырезанный гравером на этой медной посеребренной доске:

"Лета 1791-го августа 10-го дня, которой был воскресной, освящен сей храм во имя Божия Матере Гребневския святейшего правительствующего Сената членом преосвященным митрополитом Московским Платоном с довольным числом монашествующих и священствующих при священнике Николае Иванове.

Строением сей храм был зачат в 1786 году иждивением и во время владения их превосходительств Гаврилы Ильича и Катерины Александровны Бибиковых при смотрении капитана Степана Прохорыча Зайцова и пособии нижеследующих боголюбивых дателей:

Федор, Кирило и Егор Кондратовы, Нестор, Спиридон и Трофим Дмитриевы, Александр и Тимофей Каноевы, Терентий, Иван и Алексей Терентьевы, Яким Вахрамеев, Иван Яковлев, Калина Трофимов, Матвей и Максим Никитины, Иван Алексеев, Семен Михайлов, Кузьма Андрианов.

Зачата и снаружи отделана при архитекторе Иване Ветрове, а внутри рисунок и отделка капитана Степана Грязнова."

Среди старинных книг, сохранившихся в гребневских храмах, есть (была?) книга "Працица. Против вопросов раскольничьих", издания 1752 г.

На ней запись: "Книга сия ... куплена 1765 года месяца февраля 22... подписал села Гребнево Николаевской церкви Благочинный священник Николай Иванов своеручно, а дано за книгу денег 2 руб.20 коп."

В 1812 -1815 годах служил в церкви села Гребнева Василий Михайлов, год рождения 1777. Семья была большой: четыре сына Александр, Михаил, Николай, Василий, да принял на попечение от умершего дьячка трех мальчиков Иоанна, Василия, Феодора.

В 1816 -1828 гг священник Иоанн Иоаннович Величкин, год рождения 1788. Жена Анна Михайлова, год рождения 1799; в семье четверо детей - Иоанн, Михаил, Любовь, Александра. О.Иоанн скончался, когда младшей дочери было всего 5 лет, и матушку с детьми пустили жить в помещичьем флигеле, а от попечительства она имела 180 рублей.

С 1829 по 1880 священником в Гребневе был Иоанн Иоаннович Смиренский, год рождения 1796. Жена Александра Федорова, дети Михаил, Димитрий, Александра, Евдокия, Феодор, Мария, Екатерина. Пономарский сын, окончил курс в Перервинской Московской семинарии, с аттестатом 2 разряда, и посвящен в 1821 г. во диакона к Димитровской церкви при публичной Голицынской больницы Высокопреосвященнейшим Архиепископом Московским и Коломенским Филаретом. С 1832 благочинный и законоучитель в Гребневском приходском училище. Священноначальство отметило его немаловременное честное и усердное служение. Он был награжден бархатной фиолетовой скуфьей, бронзовым и золотым наперстными крестами, а бронзовый крест сопричислен ордену Святыя Анны третьей степени. 51 год служения.

В 1891 году отмечалось столетие основания этого храма. Храм был заново отделан "на средства церковного старосты - потомственного почетного гражданина Ф.И.Кондрашева. Накануне юбилея в присутствии его преосвященства митрополита Московского Иоанна при огромном стечении молящихся местным священником Востоковым соборне при пении двух хоров певчих, Чудовского и местного Гребневского, было торжественно совершено всенощное бдение... После пения причастного стиха местным священником Востоковым было произнесено приличное случаю слово".

Звали священника Василий Матвеевич, год рождения 1829. Сын пономаря, он окончил Московскую семинарию, затем служил священником в селе Баршево Бронницкого уезда в Воскресенской церкви, а в 1881 переведен в Гребнево, где прослужил 12 лет. Жена Мария Константинова, шестеро детей. При нем был водружен на звонницу 600 пудовый колокол. При советской власти колокол был сброшен и разбит. Василий Матвеевич служил в храме до января 1893 г., когда был рукоположен его зять Михаил Николаевич Смирнов, которому и оставил он оба храма. Сам же отец Василий уехал к сыну Александру в село Троице-Лыково.

Смирнов Михаил Николаевич родился в 1868 г., из дворянского звания, сын священника. Обучался в Московской семинарии. Жена Мария Васильева Востокова, у них семеро детей.

Более 50 лет служил в Гребневе о. Михаил. Именно ему мы обязаны тем, что красота гребневских храмов до сего дня радует душу. Упорно сопротивлялся он закрытию храмов. А если бы церкви закрылись - то их судьба зримо видна на примере храмов Богослова и Трубина: мерзость запустения ждала бы и их.

Вот рассказ дочери его Анны Михайловны, записанный Г.В.Ровенским:

"Отец был очень интеллигентный человек и имел большое влияние на приход и использовал это влияние... Он был среднего роста, плотного телосложения, оставался красивым до последних лет жизни. Никогда в жизни не курил и не пил. Когда в начале века началось трезвенническое движение, батюшка тоже создал общество трезвости, читал проповеди о грехе пьянства. И его обращение подействовало. "Казенка" настолько уменьшила продажу вина, что падение доходов не понравилось местным властям. Они пожаловались, вероятно, церковному начальству, и было дано "внушение" батюшке, чтобы "общество" он свое распустил.

В дополнение к Гребневской школе решил батюшка открыть и церковноприходскую школу, в которой под его ведением находилась народная библиотека. В помещении школы вечерами собиралось общество трезвости, показывали "туманные картинки" с помощью "волшебного фонаря" (диапозитивы). Помню, читали однажды "Тараса Бульбу", все слушали очень внимательно.

Когда началась война, в наши края стали прибывать беженцы с Белоруссии. Отец и владелец санатория Гриневский начали оказывать им помощь: собирали одежду, помогали с питанием. В "германскую" у нас в Гребневе появилось много интеллигентных людей. Ведь знаменитые курорты Европы были закрыты и все устремились в Подмосковье. В усадьбе с 1913 была "санатория Гриневского". Федор Александрович был московским врачом. Всеми хозяйственными делами заведовал его брат Александр. Знакома я была и с его женой Софьей Феликсовной. Часто играла с детьми Феликсом и Ядвигой. После Гражданской войны они уехали в Польшу.

В одно военное лето в санатории отдыхали жена профессора Остроумова Варвара с внучкой Варей Котляревской. Приходит однажды к нам генерал Брусилов и договаривается о венчании своего сына Алексея и Вари... Хорошо помню эту свадьбу. Прочитала недавно в "Московском комсомольце", в статье о красном терроре, что "в числе расстрелянных была жена сына Брусилова", и вспомнила Варю, надменная была, гордая, и жаль ее стало...

Приходил несколько раз к батюшке Немирович-Данченко, режиссер МХАТа. Они долго разговаривали. Режиссер звал батюшку в театр, "На дне" посмотреть. "Мы вас служебным ходом проведем и в закрытой ложе посадим..."

У нас был прекрасный хор, причем мы пели не только церковные гимны, но и классику: Чайковского, Рахманинова. Заприметил как-то отец парнишку Ивана Ладоничева с хорошим слухом, занимался с ним и способствовал поступлению в Синодальное училище. Так свой регент у нас появился, руководил хором.

Сейчас в церкви поют не так, как-то театрально, а тогда хор пел художественно... Отец знал несколько языков, и на Пасху вел службу на торжественном греческом языке.

После революции не сразу настали тяжкие дни. Но потом забрали корову и передали другим. И она часто еще по ошибке приходила с пастбища к нам, мычала, а мы боялись выйти к ней, а те, к кому попала корова, долго еще носили нам тайком молоко.

Потом пришли люди из сельсовета и забрали батюшкины награды, среди них тяжелый золотой крест.

Я уехала в Москву к дальней родне и не знала многих подробностей... Продала наша семья учительнице из Подмосковья свой рояль, а через некоторое время за ним пришли "реквизировать", и не на шутку рассердились, узнав, что рояль продан - хотели его забрать для клуба. И тогда оформили высылку из Гребнево "за сокрытие ценностей". И Щелковский суд утвердил это решение. Помогли нам обратиться в областной суд, и суд отменил решение.

Но новые власти не унимались, им очень нужны были помещения церквей, для склада в Летнем и клуба в Зимнем храмах. Да и с "опиумом" пора было кончать, и все чаще приходили к батюшке ходатаи, уговаривали отречься от Бога публично в церкви и закрыть церковь. Когда батюшка наотрез отказался, его арестовали в первый раз, увезли в Москву, в тюрьму, держали там, но отец не сдался и его выпустили. Вероятно, по поводу этого эпизода в справке о реабилитации Смирнова Михаила Николаевича, 1868 года рождения, уроженца д. Кутузово Бронницкого р-на Московской области, записано: "Арестован 23 августа 1930 г. Постановлением тройки при ПП ОГПУ МО от 17 сентября по ст. 58-10 УК РСФСР подвергнут высылке в Западную Сибирь на 3 года. Наказание засчитано условным. Из-под стражи освобожден".

В сороковом году его обвинили в невыплате налога и посадили надолго, сидел он в Бутырках, а затем в лагере под Осташковым. Из лагеря, когда подходили немцы, отпустили, наверное, немощных стариков, так и возвратился батюшка к родному дому. Без него верующие старались спасти храмы, прятали ключи из дома в дом. А потом война заставила Сталина открыть церкви, и снова началась служба. Но отец вернулся из лагеря очень больным и слабым, карточки ни ему, ни матери не полагалось - служители культа. Жилось им тяжело.

Многое ему пришлось пережить в свои последние 25 лет, но крепкое здоровье - не пил, не курил, и воля к жизни победили все напасти, и он дожил до Победы. Умер он в 1946 году, а через два месяца и мать последовала за ним. Похоронены они у стен Летнего храма... Позднее рядом с ними похоронили старого священника И.Селиверстова, заменявшего отца в церкви в начале войны и во время всех тех тяжелых дней".

Еще недавно мы видели в Гребневском храме протоиерея Владимира Соколова. Сейчас он уже умер, жива матушка Наталья Николаевна, его вдова.

Вот что пишет Наталья Николаевна Соколова об одном из священников Гребнево, о. Василии Аникине.

"Житейское горе привело его в семинарию, где он был одним из последних, т.е. неуспевающих учеников. Но в первые годы открытия семинарий поступить туда было не трудно. Всех удивляло то обстоятельство, что после двадцати лет лютого гонения на церковь еще нашлись люди, готовые встать на путь священнослужителей... Но отца Аникина не напугали, он до смерти оставался на приходе в глухом селении Подмосковья, в Душонове.

До войны Василий Аникин был простым рабочим, имел жену и детей. Неожиданно, в 3-летнем возрасте, поболев недолго, умер их сынишка. Когда второй мальчик достиг 3-летнего возраста, то обварился самоваром и тоже скончался. Отец Василий говорил: "Не привязывайтесь сердцем к своему ребенку, не мечтайте о его будущем: если б кто знал, какое горе потерять сына! Лучше б его совсем не иметь! Я чуть с ума не сошел. Я поехал на Север, где в ссылке томились Оптинские старцы. Когда я вошел в вагон, то все убежали - такой у меня был ужасный вид. А старец велел мне пожить одному. Я уехал от жены. Несколько месяцев я скрывался в холодном доме, один, без людей".

Видно, там происходило перерождение души Василия, видно он приносил там покаяние Господу. Потом старец благословил Василия опекать большую семью, оставшуюся без кормильца. Мать не могла наработать на хлеб, чтобы прокормить восемь малолетних детей. Василий стал работать лодочником, перевозить людей на другой берег. Весь свой заработок Василий отдавал бедной вдове. Она с детьми молилась Богу за своего благодетеля, вдова ходила в оставшийся в захолустье храм и приучала детей к церкви. Приходили к ним в дом неоднократно из Райисполкома, грозя отобрать детей у матери за религиозное воспитание. Но хитрая вдова всегда говорила: "Берите, всех восьмерых берите! Вот этого первого баловника берите, да и другого забирайте - они у вас там жару дадут, не обрадуетесь! А мне легче будет." Тут и начинался детский плач и рев. "Мама, не отдавай нас, мы исправимся!" А присланные из Райисполкома вступались за детей: "Потерпи, Авдотья, вырастут - поумнеют, будут хорошими, расти их сама". Так и вырастила Авдотья всех восьмерых в Православии, верующими людьми. Они остались благодарными Богу за Василия, которого Господь послал им вместо отца.

А Василий поступил, когда дети выросли, в семинарию. Гребнево было его первым приходом. О.Василию было лет 50, он был совершенно седой, с бородой и длинными волосами. А большинство священников в те годы стригли волосы, брились и ходили в штатском, чтобы не обращать на себя внимания, не вызывать своим видом кощунства. Несмотря на пережитые невзгоды, о.Василий был веселого нрава, задорная улыбка почти не сходила с его лица. Он не привез свою больную матушку в Гребнево, оставил ее в Москве на попечении родных, а привез в Гребнево только на похороны. Сам о.Василий одиночества не любил, проводил у нас вечера, даже частенько ночевал..."

Далее матушка вспоминает, как о.Василий готовился к "проповедкам": "Часто он просто вырывал из какой-либо духовной книжки страницы и засовывал их в карман. А на проповеди многословно и невразумительно для старушек вычитывал... Книжек же у него было множество: как-то встретил он воз с духовной литературой, возчику приказали куда-нибудь всю ее свалить. О.Василий заворотил воз к себе на двор."

На этом прервем воспоминания матушки и вспомним об отце ее мужа, диаконе Петре Васильевиче Соколове. Он родился в 1884 г. Обучался в двухклассной церковно-приходской школе при Чудовском хоре в городе Москве, там же состоял певчим с 1896 г. по 1901 год. В 1905 году на экзаменационной комиссии удовлетворительно выдержал экзамен на должность псаломщика. Определен во псаломщика к Спасской села Убор церкви Звенигородского уезда. Переведен в село Гребнево в 1908 г. и в том же году вступил в брак. Жена Елисавета Семеновна, дочь псаломщика села Убор Семена Васильевича Никологорского. Дети: Виктор, р.1909, Борис, р.1910, Антонина, р. 1912, Василий, р. 1914, Владимир, р. 1920. С 1 мая 1916 по 20 июля 1917 состоял в рядах армии, в походах был. На штатное диаконское место определен в октябре 1920 г.

Сведения о священниках и диаконах о. Василии Михайлове, о. Иоанне Величкине, о. Иоанне Смиренском, о.Василии Востокове, о. Михаиле Смирнове - выписки из церковных ведомостей передала матушка Галина, за что автор выражает ей искреннюю благодарность.

Когда в начале 1941 г. власти стали настаивать на закрытии церквей, о.Михаил Смирнов и дьякон о.Петр Соколов отказались. Их обвинили в неуплате налога. Конфисковали все имущество: мебель и ведра, простыни и занавески, муку и картофель. Самих арестовали. Дьякон пропал в лагерях. Сын его Виктор работал бухгалтером на заводе "Радиолампа" во Фрязино - расстрелян.

"За Виктором, а он был "на броне", так как работал на "Радиолампе", пришли ночью, мать чувствовала опасность, плакала, а Виктор ее успокаивал: "Не волнуйся, мама, все будет хорошо, у меня документы в порядке, я "на броне". Говорят, его расстреляли где-то в лесу между Щелковым и Фрязиным".

Без вести пропал на фронте сын Борис. Контуженным и раненым пришел с фронта сын Василий. Только Владимир вернулся с наградами и стал священником московского храма святых Адриана и Натальи. Он единственный из детей о.Петра ходил в школу, остальным туда не было пути, как детям служителей культа.

Любили прихожане своего настоятеля о. Димитрия Скуцкого. Служил он в Гребневе около 1955 года, всего 9 лет.

"Всех меняли по распоряжению райсовета. Верующий народ плакал, когда, собравшись у ворот, провожал отца Димитрия Скуцкого. За годы своего настоятельства о.Димитрий обновил все церковное хозяйство. До него ограды сплошной не было, кирпичные столбики рухнули, решетку растащили. О.Димитрий всю кирпичную ограду восстановил. Он произвел внешний и внутренний ремонт обоих храмов, отремонтировал сторожки, полы которых, состоящие из металлических плит, качались на сгнивших балках.

Бог вразумил отца Дмитрия забраться под купол летнего храма и пройти по карнизу. О.Димитрий обнаружил высоко, над головами молящихся, закрашенные, заштукатуренные восемь круглых окон, рамы которых совершенно уже сгнили. Однажды летом мы увидели гору гнилых коричневых досок, бревен, рыхлых, как муравейник. Все удивились - откуда эта гниль? Каким же чудом эта труха еще держалась и не обвалилась сама на народ? Силою Божией. Господь сподобил отца Димитрия все заново обстроить, обновить. А здоровье у о.Димитрия было слабое. Худой, как щепка, он мелькал целый день тут и там среди рабочих, когда не было службы.

Прихожане его очень любили, что, конечно, не нравилось райисполкому. Уж как они старались опорочить этого подвижника и страдальца! О нем писали клевету в газетах, в журналах, огромные стенды с карикатурой на отца Димитрия стояли тут и там по Фрязино. На них было написано "Не проходите мимо", а о.Димитрий был нарисован необъятной толщины, в облачении и в обществе, порочащем его сан. Но батюшка был не горд, не обращал внимания на травлю, продолжал служить.

Тогда власти потребовали от епископа, чтобы о.Димитрия перевели на другое место. А на его место прислали отца Василия Холявко. О, тот тоже был подвижник, переживший очень много."

О.Димитрий собирал исторические сведения о Гребневе, скопировал классическую книжечку Токмакова, сам написал и распечатал текст: "Краткое историческое описание села Гребнево".

О.Василий Холявко прошел "школу" советских лагерей (Соловки и Новая земля), и спасся лишь благодаря своему отличному голосу и умению петь украинские и советские песни. Развлекал бойцов и офицеров охраны по праздникам - и те его берегли. В Гребневе служил всего 3 года.

О.Димитрий Дудко служил в Гребневе с 1977 по 1983 гг. Первый раз попал он в тюрьму первокурсником Духовной Академии, когда на Литургии в молитве упомянул имена погибших в советское время священнослужителей. Восемь лет лагерей. В 1961 г. 38 лет был рукоположен в священники. С 1973 г. в Преображенском соборе в Москве начал проповеди, которые стали посещать многие молодые люди. Проповеди были запрещены, но на Западе опубликованы в книге "У проповедей Преображенских". О.Димитрий был выслан за 85-й км, в церковь села Кабанова у Орехова-Зуева. После автомобильной катастрофы он переведен был в село Гребнево. Там стали собираться "христианские семинары". Приезжали в Гребнево известные люди: генерал Григоренко, священник Александр Мень, ученый Шафаревич. На материалах "гребневских бесед" готовилась книга "Каким языком говорить с современным миром". Снова арест, 15 января 1983 г. О. Дмитрия отправляют в село Луховицы за Коломной, это далее 100 км от Москвы.

О.Владимир Соколов составил список известных ему имен священников, которые служили в Гребневе. Его жена, матушка Наталья, предоставила мне возможность список этот воспроизвести. Я его дополнил.

 
Имя Сан Годы служения
Михаил Смирнов Священник 50 лет до 1944
Василий Копытов Священник 1944-1946
Борис Ветелев Священник 1946-1948
Иоанн Сильвестров 2-й Священник 1946-1953
Василий Беляев Священник 1948-1950
Владимир Соколов Диакон 1948-1953
Иоанн Скворцов Священник 1950-1951
Василий Аникин Священник 1951
Алексей Соколов Священник 1951-1953
Иоанн Сильвестров Священник 1953-1955
Николай Ипполитов 2-й Священник 1953-1954
Корнилий Диакон 1953-1963
Димитрий Скуцкий Священник 1955-1963
иеромонах Гавриил 2-й Священник 1954-1955
Александр 2-й Священник 1956
Леонид 2-й Священник 1957
Димитрий 2-й Священник 1958
Павел 2-й Священник 1959
Николай Краснов 2-й Священник 1960
Василий Никольский 2-й Священник 1961
Михаил - 1961
Георгий-художник - 1962
Василий Холявко Священник 1963-1965
Симеон Скакунов 2-й Священник 1963-1964
Геннадий Диакон 1953
Георгий Рзянин 2-й Священник 1964-1976
Владимир Диакон 1964-1966
Николай Эшлиман Священник 1965-1966
Михаил Священник 1967
Иоанн Ямшин Священник 1967
Петр Диакон 1967
Алексей Никольский Священник 1968
Петр Деревянко Священник 1968-1970
Александр Столяров Диакон 1968-1971
Владимир Недосекин Священник 1971-76
Александр из Расторгуева под Дмитровым Диакон 1972-1983.
Александр Бахаревский Священник 1976-1978
Димитрий Дудко 2-й Священник 1976-1981
Георгий Кондратьев Священник 1978
Василий Решетняк Священник 1979-1982
Иоанн Зайцев Священник 1982-1989
Георгий Мишин 2-й Священник 1981-1984
Иероним (Крюков) Диакон 1984-1992
Аркадий Шатов Священник 1989-1997
Михаил 2-й Священник 1984-1985
Сергий Киселев 2-й Священник 1987-1991
Иероним (Крюков) 2-й Священник С 1992
Василий Решетняк Священник С 1997
Александр Кудрявцев 3-й Священник С 1998

 

 В 1997 переведен от нас о.Сергий. Вместе с ним ушел и замечательный хор. Поют теперь на клиросе любители церковного пения.

Настоятелем назначен о.Василий, раньше он уже служил в Гребневе.

В самом городе по инициативе главного врача Матвея Гольца открылся больничный храм Пантелеймона, а затем о. Сергий Киселев организовал строительство храма Рождества Христова, который и был освящен. В настоящее время о. Сергий настоятель этого храма.

 


Copyright © 1999 - 2017 г. Священник Антоний Коваленко